Восстановительное правосудие

Описание страницы: восстановительное правосудие - 2020 ujl от профессионалов для людей.

Восстановительное правосудие

Основные теоретики данного метода считают, что проблема современной системы уголовных наказаний в развитых странах – это обезличенность пенитенциарной системы в двух основных плоскостях.

Во-первых, это безразличное отношение к жертве преступления. Казалось бы, система уголовного права и правоохранительных органов направлена на защиту интересов жертвы. На самом деле получается, что жертва устраняется из процесса правосудия на начальном этапе, ее участие в судебном процессе минимально, а главное, не делается почти ничего для того, чтобы возместить жертве моральный ущерб, нанесенный ей в результате преступления. Конечно, существует система выплат штрафов, но зачастую денежная компенсация воспринимается пострадавшим лицом как попытка снять моральную ответственность с преступника, и это недостаточно для того, чтобы справиться с последствиями тяжелой моральной травмы. В худшем случае, жертва может столкнуться с агрессивным отношением и в следственно-правовых органах.

Во-вторых, это безразличное отношение к индивидуальности преступника в принципе и к трансформации личности преступника после наказания. Преступник воспринимается не как индивид с прошлым и будущим, а в первую очередь как элемент, угрожающий целостности общества. Считается, что, совершив преступление, он сам исключает себя из общества. Даже если подсудимый не приговаривается к лишению свободы, вся процедура суда, дознания и следствия строится на клеймении и отвержении. Тюремное заключение в некоторых странах почти не оставляет осужденному шансов вернуться к нормальной жизни в обществе. Будучи надолго исключенным из ее течения, он теряет психологические навыки существования в обществе и после освобождения становится своего рода парией. Часто единственной возможностью выжить для такого человека остается существование в преступном сообществе, в преступной субкультуре, что еще больше удаляет его от законопослушной жизни.

Кроме того, осужденный как правило считает себя жертвой обстоятельств и уголовного правосудия, не осознавая зло, причиненное другому человеку.

Авторы, развивающие идеи восстановительного правосудия, изучая основы современной пенитенциарной системы, предлагают свое толкование этих основ и, как следствие, новые методы борьбы с преступностью.

Основная этическая категория, на которой строится вся современная система уголовных наказаний – справедливость . Понимание справедливости исторически отличалось разнообразием. Восстановительное правосудие предлагает свой взгляд на данный вопрос.

Криминологи, работающие в данном направлении, считают, что современная пенитенциарная система – это не более как гигантский эксперимент Нового времени и предлагают вернуться к системе правосудия, существовавшей до становления современной машины правосудия.

В соответствие с данным пониманием справедливости рассматривается и вопрос ответственности. «Поскольку поведение преступника часто есть результат его безответственности, то просто сообщить ему о назначении наказания – значит позволить уйти от ответственности, поощряя дальнейшую безответственность», – пишет Зер. Ответственность за свои действия, это в первую очередь, понимание и признание нанесенного вреда, во-вторых, действия по возмещению этого вреда. В этом заключается основной смысл теории восстановительного правосудия.

Каким образом преступник может осознать вред, нанесенный жертве? Ответ на этот вопрос содержится в творчестве другого теоретика данного метода Джона Брейтуэйта и в его книге Преступление, стыд и воссоединение .

По Брейтуэйту, основным судьей и основным средством в процессе контроля над преступностью выступает стыд. Стыд с этической точки зрения можно определить как «моральное чувство, возникающее в связи с осуждением своего поступка, мотива поведения или какого-либо собственного недостатка. В отличие от совести, которая является исключительно внутренней реакцией нравственного самосознания на нарушение моральных требований, стыд связан с опасением осуждения поступков или недостатков со стороны окружающих»

Брейтуэйт выделяет два вида стыда: клеймящий стыд и стыд, ведущий к воссоединению. И в первом и во втором случае речь идет об общественной реакции на правонарушение, об ответной реакции преступника и ее последствиях для преступника и общества в целом. Клеймящий или отчуждающий стыд Брейтуэйт рассматривает в соответствие с «теорией ярлыков».

Каким образом можно добиться того, чтобы стыд был именно воссоединяющим, а не клеймящим, ведь грань между ними достаточно расплывчата. Для того, чтобы понять, как Брейтуэйт пытается реализовать эту модель, необходимо вспомнить основную характеристику категории стыда – это осуждение своего поступка, связанное с ожиданием реакции окружающих. Последствия осуждения поступка, по Брейтуэйту, связаны в первую очередь с качеством окружения и с изначальными установками, принятыми в обществе.

Окружение должно быть значимым для человека, а общество должно быть изначально ориентировано не на отторжение, а на прощение.

По Брейтуэйту, такая ситуация возможна в том случае, если общество характеризуется высоким уровнем коммунитарности, т.е. существуют плотно переплетенные отношения взаимозависимости, которые характеризуются взаимными обязательствами и доверием, основывающимися на чувстве верности группе, но не на индивидуальных удобствах и выгоде. Такие общества отличаются социальной сплоченностью, хорошо развитой системой семьи и сильной системой социального контроля.

Наказание за проступки в коммунитарном обществе назначается на основе совместимых интересов, т.к. более жесткая структура такого общества не позволяет просто исключить человека, как ненужный элемент, но, в случае раскаяния и признания вины, оно готово принять его обратно.

С другой стороны, такая культурная особенность изначально прививает человеку обостренное восприятие мнения окружающих людей, а как следствие и способность к стыду.

В подобных обществах реализуется модель семейного уголовного процесса.

Как пишет Гриффитс: «. его (ребенка) называют в его собственном неизменном качестве, как ребенка с недостатками (которые есть у всех детей), а не как какого-то отличного от других, опасного изгоя». Родители, наказывая ребенка, не считают при этом, что его необходимо вычеркнуть из нормальной жизни.

Как пример подобной модели приводится уголовная политика Японии. В японской культуре сильны традиционные патриархальные предпосылки и связанность между членами общества на основе взаимоответственности. Если индивид в Японии подвергается общественному порицанию, то стыд испытывает не только он, но и коллектив, к которому он принадлежит. Брейтуэйт вслед за Бэйли приводит многочисленные примеры из жизни японского общества, подтверждающие характерное для Японии отношение к ответственности («Когда несколько лет назад в Токио молодой констебль изнасиловал женщину, шеф его участка ушел в отставку… Родители иногда совершают самоубийства, если их детей арестовывают за совершение особенно неприемлемых с точки зрения общества преступлений»). В то же время, если правонарушитель в полной мере демонстрирует свое раскаяние, приносит извинения и компенсирует ущерб, и жертва принимает эти извинения, то судебное преследование со стороны государства так и не начинается. По статистике, приведенной в книге Брейтуейта, в 1978 японская полиция успешно расследовала 53% всех известных случаев кражи, но только 15% из 231 403 подозреваемых были арестованы.

Все вышесказанное не характерно для западных обществ. Соответственно, поскольку из-за крайнего индивидуализма общество не контролирует индивида, эта роль целиком и полностью принадлежит репрессивному аппарату государства. Среди отличительных черт наказания, которые считаются определяющими, когда мы говорим о западноевропейском аппарате правосудия, считаются их неотвратимость и соответствие строгости наказания тяжести преступления. Стыд тоже является значимой составляющей наказания. В качестве примеров из западноевропейской истории пенологии, когда стыд имел особое значение в наказании, приводят колодки и позорный столб. Но, во-первых, подобные публичные экзекуции узаконивали зверство и приучали людей к насилию, во-вторых, чувство стыда в данном случае было именно клеймящим, а не воссоединяющим. Такая практика дает обратный результат – вместо возвращения преступника в общество, она способствует возникновению внутри общества преступных субкультур изгоев.

Читайте так же:  Неисполнение приказа руководителя

При воспитании чувство стыда выступает и как инструмент создания совести, и как самоцель. Постепенно, взрослея, ребенок переходит от этапа реакций на внешний контроль к этапу реакции на контроль внутренний. В период, когда это происходит, «прямые формы внушения чувства стыда теряют свою значимость в сравнении с апеллированием к чувству привязанности или уважения ребенка к окружающим, к его собственным нравственным нормам относительно того, что есть хорошо и что есть плохо».

В результате суд, из суда внешнего, навязанного извне, превращается в суд внутренний, исполняющий не только карательную, но и превентивную функцию, и шансы включить человека, нарушившего закон, обратно в общество увеличиваются.

[2]

Преимущество восстановительного правосудия с упором на внушение чувства воссоединяющего стыда перед стандартным уголовным процессом состоит в следующем:

во-первых, в случае обычного наказания законопослушание сводится к расчету выгод и затрат, отрицая нравственность преступника. В случае с внушением чувства восстанавливающего стыда преступник осознает, что он сделал что-то неподобающее, что представляет его нравственным существом;

во-вторых, наказание разделяет наказывающего и наказуемого, ставя одного в условия подчинения другому. При варианте внушения стыда между стыдящими и провинившимся тоже возникает взаимосвязь, но она основана на готовности одних снова принять в общество, а второго – раскаяться. Такая основа дает существенно больше вариантов для успешного развития отношений: «Утверждение нравственного порядка происходит с двух совершенно разных сторон – со стороны тех, кто был оскорблен, и тех, кто в этом повинен. Нравственный порядок устанавливает особый вид доверия, при котором нарушивший этот порядок выходит и отрыто заявляет о том, каким злом является совершенное им нарушение».

Брэйтуэт приводит слова исследователя Гофмана, который так описывает этот процесс: в процессе раскаяния «Я» преступника расщепляется на две части: на ту, которая виновна и на ту, которая ее осуждает вместе с общиной. Процесс внушения стыда – это отделение дурного «я» от настоящего «я» и принятие настоящего «я» в общину.

Но регуляция чувством стыда может быть успешной далеко не всегда. Существует целая группа индивидов (психопаты, закоренелые преступники), которые «находятся вне поля действия, на котором возможно пробудить чувство стыда». Но на таких людей и обычное наказание оказывает недостаточное воздействие.

Кроме того, Брэйтуэйт признает, что в некоторых случаях укоры совести могут нами игнорироваться, а значит, внешний контроль должен сохраняться где-то фоном, как напоминание о возможном наказании.

Итак, в рамках программы, предложенной восстановительным правосудием, удается избежать обезличивания преступника и жертвы и отстранения от конкретной ситуации, которое свойственно ныне существующей системе наказания. Программа такого рода обладает скорее превентивной, нежели карательной функцией, более гуманна и этична. Она предполагает не просто изоляцию преступника с туманными перспективами дальнейшей жизни в социуме, но его исправление и гармоничное включение в нормальную общественную жизнь. На первое место ставится исправление несправедливости, пострадавшей стороне предоставляется информация и возможность в свою очередь высказаться, получить сочувствие. Преступнику предоставляется возможность участвовать в принятии решения о своей судьбе, за это решение он несет ответственность, его личность рассматривается более целостно, раскаяние и прощение поощряются.

Такая диалогическая модель преследует цель примирения, а не обвинения.

С другой стороны, существуют серьезные оговорки, которые тоже необходимо упомянуть. Во-первых, для реализации таких программ в массовом порядке необходимы особенные общественные установки, которые складываются веками. Во-вторых, подобные общества отличаются бóльшим коллективизмом и сплоченностью, по сравнению с западноевропейскими, но вместе с тем переход к такому виду общества означает ограничение или отказ от многих прав и свобод, на основании которых построена современная западноевропейская цивилизация. В-третьих, все теоретики данного направления признают, что восстановительное правосудие не может полностью заменить собой современную систему уголовного наказания. На сегодняшний день программы восстановительного правосудия реализуются как дополнительный метод реабилитационной работы с преступниками и жертвами и во многих случаях дают положительные результаты, особенно когда речь идет о подростковой преступности.

Итак, несмотря на существенные оговорки, можно оценивать восстановительное правосудие как перспективное в этическом плане направление криминологической мысли, которое может существенно усовершенствовать современную систему уголовного правосудия, исправить многие ее недостатки, и сделать борьбу с преступностью более гуманной и действенной как в отношении к преступнику, так и в отношении к жертве.

Ховард Зер. Восстановительное правосудие: новый взгляд на преступление и наказание . М., Центр «Судебно-правовая реформа», 2002
Джон Брейтуэйт. Преступление, стыд и воссоединение . М.; Центр «Судебно-правовая реформа», 2002
Организация и проведение программ восстановительного правосудия . Методическое пособие под редакцией Л.М.Карнозовой и Р.Р.Максудова. М., МОО Центр «Судебно-правовая реформа», 2006

[1]

Восстановительное правосудие

В статье рассматривается восстановительное правосудие – новый подход к разрешению конфликтов, направленный на восстановление справедливости и сбалансирование потребностей пострадавшего, преступника и общества. Восстановительное правосудие является альтернативой карательной направленности уголовного правосудия. Автор анализирует литературу, посвященную данной тематики. В статье выделяются основные причины (факторы) возникновения и развития восстановительного правосудия, определяется система ценностей, которая лежит в основе восстановительного правосудия.

Ключевые слова: восстановительное правосудие; уголовный конфликт; жертва; правонарушитель

Следует отметить, что в большинстве своих случаев действующее уголовное правосудие носит карательный характер, уголовный процесс нацелен на доказательство виновности лица и определение наказания обвиняемому (подсудимому). Таким образом, по отношению к правонарушителям судопроизводство носит клеймящий характер и существенно усложняет процесс их реинтеграции в общество. Наряду с этим существующее правосудие не предоставляет возможности жертве полностью восстановиться от последствий преступления.

Понимание этих проблем обратило общество к поиску альтернатив уголовного преследования в части усиления внимания законодателя к правам, свободам и интересам гражданина, сочетанию в уголовно-процессуальной деятельности интересов личности, общества и государства при определенной роли публично-правовой основы уголовного судопроизводства.

Одной из таких альтернатив стало восстановительное правосудие – новый подход к разрешению конфликтов, направленный на восстановление справедливости и сбалансирование потребностей пострадавшего, преступника и общества.

Концепция восстановительного правосудия основана на признании того, что преступление является нарушением в первую очередь интересов конкретного индивида (жертвы) и его социального окружения, а не государства как субъекта права [1, с. 11].

Читайте так же:  Максимальный размер заработной платы работника

Анализ понятия и форм восстановительного правосудия содержится в работах Х.Д. Аликперова, Х. Бесемера, Р. Буша, Л.В. Головка, Х. Зера, Л.М. Карнозовой, Г. Мате, Р.Р. Максудова, М. Райта и др. Исследования этих авторов имеют большое научное и практическое значение, вместе с тем вопросы целесообразности применения программ восстановительного правосудия и перспектив его внедрения в правовую систему освещены в них недостаточно. Поэтому целью данной статьи является определение правовой и социальной сущности восстановительного правосудия, характеристики его основных принципов и форм.

Необходимо отметить, что восстановительное правосудие берет свое начало с восьмидесятых годов XX века. Английский исследователь Гай Мастерс отмечает, что первая попытка применения восстановительного правосудия была предпринята в Канаде (г. Китченер, штат Онтарио) в 1974 г., когда по факту совершения вандализма представитель службы пробации предложил местному судье способ решения конфликта. Двое правонарушителей должны были встретиться с каждым из 22 пострадавших и обсудить с ними возможности того, как возместить причиненный преступлением ущерб. В результате такой встречи они согласились, каким именно образом должны компенсировать ущерб, причиненный потерпевшим [4, с. 12].

Такие специально организованные встречи получили название «программы примирения потерпевших и правонарушителей» (victim-offender reconciliation programs).

Такого рода программы стали возникать и в других местах, но в середине 80-х гг. термина «restorative justice» («восстановительное правосудие») еще не было [6, с. 19]. Данный термин появился в США лишь в конце 80-х гг., в частности, в трудах одного из разработчиков первой программы примирения потерпевших и правонарушителей, одного из теоретиков восстановительного правосудия Ховарда Зера.

В странах Западной Европы (Австрия, Великобритания, Ирландия, Норвегия, Германия) концепция восстановительного правосудия начала внедряться только в середине 80-х гг. Первые проекты продвигались медленно, однако они получили толчок при использовании опыта Австралии и Новой Зеландии.

В настоящее время более 80 стран мира в своей практике применяют одну из форм восстановительного правосудия [3, с. 2], а количество существующих организаций регионального, национального и международного уровня, использующих такие модели на территории стран Европы, США, Канады, Новой Зеландии, Австралии, Южной Африки, приближается к тысяче.

Хотя в большинстве стран внедрение восстановительного правосудия является лишь своеобразным экспериментом и применяется на уровне отдельных судов или территорий, однако все больше и больше людей одобрительно высказывается относительно данного процесса. Статистические исследования показали, что потерпевшие и правонарушители, которые провели совместную встречу с участием посредника, положительно оценивают ее результаты; отмечен меньший страх среди пострадавших, которые принимали участие в подобных мероприятиях; после проведенных встреч правонарушители чаще выполняют обязательства по возмещению причиненных потерпевшим убытков; уменьшается статистика рецидивов по сравнению с лицами, которые были привлечены к уголовной ответственности в процессе осуществления традиционного (карательного) правосудия и отбывшими наказание в существующей системе пенитенциарных органов государства.

Необходимо отметить, что восстановительное правосудие формировалось не в качестве специфического ответа на поведение лица, совершившего преступление, а как принципиальный взгляд на то, как вообще следует реагировать на преступление. В этом смысле категорию «восстановление» необходимо толковать не с формально-юридической (восстановления нарушенного абстрактного правопорядка и прав потерпевшего путем наказания лица, совершившего преступление), а с более широкой социальной точки зрения («исцеления» потерпевшего, возмещение причиненного ему вреда, принятие лицом, совершившим преступление, ответственности за свои действия, а также восстановление нарушенных социальных отношений в рамках как отдельной общины, так и государства в целом).

Одним из наиболее распространенных определений восстановительного правосудия является определение, предлагаемое Тони Маршаллом. Он определял его как процесс, с помощью которого стороны, вовлеченные в преступление, совместно определяют, как обращаться с его последствиями и какие выводы должны быть сделаны на будущее [7, с. 5].

Британским Консорциумом по восстановительному правосудию в 1998 г. предложено более подробное определение восстановительного правосудия, согласно которому оно направлено на гармонизацию интересов потерпевших и местного сообщества с будущей реинтеграцией правонарушителя в общество, а также эффективное участие всех сторон процесса правосудия [1, с. 21].

По мнению Ховарда Зера, восстановительное правосудие поощряет ликвидацию последствий преступления для потерпевшего, правонарушителя и представителей общественности [4, с. 29].

Английский ученый Э. Эшуорт справедливо выделяет «парадигму наказания» и «восстановительную парадигму». При этом суть последней заключается в том, что основной задачей уголовной юстиции должно быть не наказание виновного, а восстановление прав и интересов лица, пострадавшего от преступления [8, с. 579]. При этом выделение «восстановительной парадигмы» подтверждает тот вывод, что это не просто определенная философско-правовая категория, специальный прием или метод разрешения конфликтов, а обособленная концепция, которая характеризуется своеобразной концептуальной схемой постановки и решения конкретной научной проблемы.

Согласно Венской декларации о преступности и правосудии «Ответы на вызовы XXI века», принятой Десятым Конгрессом ООН 15 апреля 2000 г., основная цель восстановительного правосудия заключается в том, чтобы возместить причиненный ущерб и как можно скорее восстановить первоначальные условия, в которых находились потерпевший и правонарушитель [2].

Таким образом, можно утверждать, что в основе восстановительного правосудия лежит цель восстановления нарушенных отношений в социальной общности, обязанности возмещения потерпевшему причиненного вреда и т.п.

Традиционное правосудие

Восстановительное правосудие

Школьные службы примирения

Антон Коновалов

Восстановительное правосудие: теория и практика в России и в мире

Введение в восстановительное правосудие.

Тема 1. Концептуальные основы восстановительного правосудия

Философские и методологические основы восстановительного подхода к реагированию на преступление. Положение потерпевшего в уголовном процессе. Жертва преступления вне уголовного процесса. Переживания и потребности жертв преступлений: виктимологические аспекты восстановительного правосудия. Критика карательного способа реагирования на преступление. Общинное правосудие.

Уголовный процесс и дифференциация процедур; альтернативы уголовному преследованию.

Особенности правосудия по делам несовершеннолетних – основные парадигмы (классическая, реабилитационная, восстановительная). Мировые тенденции – от практики «предоставления услуг» к формированию ответственного поведения несовершеннолетнего.

Мировые тенденции реализации восстановительных практик в уголовном судопроизводстве. Международные документы по использованию медиации по уголовным делам и восстановительному правосудию (Европейские рекомендации и документы ООН).

Тема 2. Медиация и восстановительное правосудие

Медиация как способ урегулирования конфликтов и споров. Характеристика медиативного метода. Понятие медиации по уголовным делам.

Принципиальные отличия медиации из сферы АРС (разрешения споров в сфере гражданских правоотношений) и медиации по уголовным делам/криминальным конфликтам (условия проведения медиации, положение сторон, субъект, принимающий решение по делу, главный предмет обсуждения, нейтральность медиатора и пр.).

Тема 3. Практические формы реализации концепции восстановительного правосудия. Правовые основы взаимодействия восстановительных программ с российским уголовным процессом.

Программы восстановительного правосудия. Виды программ восстановительного правосудия: медиация, Семейные конференции, Круги сообщества и т.д. Программы по заглаживанию вреда. Восстановительная медиация.

Связь программы восстановительного правосудия с уголовным судопроизводством. Российское уголовное и уголовно-процессуальное законодательство об условиях и юридических последствиях примирения сторон.

Читайте так же:  Оформление в собственность

Социальные практики реагирования на преступления: клеймение, устыжение, интеграция. Эмоции и социальные связи: роль стыда в сдерживании криминального поведения и ответственности за преступление. Экспертно-диагностический (патологизирующий) и понимающий (ресурсноориентированный) подходы.

Тема 4. Процедура медиации между жертвой и правонарушителем. Позиция ведущего программ восстановительного правосудия.

Позиция медиатора (специалиста службы примирения) в программах восстановительного правосудия.

Восстановительная медиация: этапы и задачи.

Предварительная встреча с правонарушителем (подготовка к участию в восстановительной программе).

Предварительная встреча с потерпевшим (подготовка к участию в восстановительной программе).

Примирительная встреча сторон: фазы встречи.

Тема 5. Российская практика использования программ восстановительного правосудия в реагировании на правонарушения несовершеннолетних

Российская практика использования программ восстановительного правосудия в работе с несовершеннолетними обвиняемыми, а также детьми, не достигшими возраста уголовной ответственности и совершившими общественно опасные деяния.

Территориальные службы примирения.

Школьные службы примирения.

Видео (кликните для воспроизведения).

Восстановительный подход в закрытых учреждениях.

Мониторинг деятельности служб примирения. Данные по регионам.

Региональные модели поддержки сети служб примирения

Перспективы распространения восстановительных практик в России.

Восстановительное правосудие

Развитие восстановительного правосудия как особой парадигмы реагирования на преступление является новейшей тенденцией в развитии системы уголовной юстиции, которая начиная с 1970-х гг. прочно встроилась в правовые системы и правовые культуры большинства развитых стран.

Программы восстановительного правосудия в работе как с несовершеннолетними, так и с совершеннолетними правонарушителями успешно зарекомендовали себя в США, Канаде, Австралии, Новой Зеландии, Великобритании, Скандинавских странах и странах Западной Европы. Существует успешный опыт развития восстановительного правосудия в бывших социалистических странах Восточной Европы и на постсоветском пространстве (в странах Прибалтики, Казахстане, Киргизии, Молдове, на Украине).

В России интерес к восстановительному правосудию существует с конца 1990-х гг., однако на государственном уровне основы для его развития были заложены лишь в 2014 году с утверждением Правительством РФ Концепции развития до 2017 года сети служб медиации в целях реализации восстановительного правосудия в отношении детей, в том числе совершивших общественно опасные деяния, но не достигших возраста, с которого наступает уголовная ответственность в Российской Федерации.

Проблематика восстановительного правосудия возникает в дискурсе юридической науки не на пустом месте. Фактически она была подготовлена долгосрочной, начавшейся еще в XVI-XVII вв. и особенно усилившейся во второй половине XX в., тенденцией к гуманизации уголовной системы, которая включала такие важные шаги как запрет на применение пыток в ходе следственных процедур, введение презумпции невиновности и принципа состязательности уголовного процесса, исчезновение физических наказаний, запрет или ограничение на применения смертной казни, защита прав осужденного и ориентация на исправление преступника через осознание им общественной опасности совершенного деяния, выделение отдельной сферы ювенальной юстиции, основанной на формировании в культуре представлений о детстве и юношестве как особых социально-психологических стадиях человеческой жизни, требующих соответственно и специфичных подходов к реагированию на совершаемые правонарушения.

С другой стороны, потребность осуществлять уголовное судопроизводство в разумные сроки в сочетании с перегруженностью судов сформировало тенденцию к ускорению и упрощению уголовного судопроизводства при помощи целого ряда механизмов (принцип дискреционного судебного преследования, суммарные процедуры по малозначимым преступлениями, альтернативные внесудебные формы урегулирования и т.п.). Еще одна предпосылка развития восстановительного правосудия – это постепенное распространение и развитие механизмов партисипативной юстиции, обеспечивающих участие представителей гражданского общества в механизмах работы судебной власти (это и суды присяжных в уголовном процессе, и различные формы непрофессиональных мировых или магистратских судов и много другое), а также усиление принципа диспозитивности, позволяющего участникам конфликта играть более активную роль и самостоятельно распоряжаться своими законными правами, в том числе и в уголовном процессе.

Применение уголовной ответственности и наказание преступника не всегда являются эффективными инструментами для исправления осужденного и его ресоциализации с целью предупреждения повторного совершения им противоправных деяний, а кроме того лишь в незначительной степени содействует возвращению потерпевшего к нормальной жизни и устранении причиненного ему вреда. Критика тюрьмы (каторги) как социального института, и традиционной системы уголовного наказания для которой этот институт является парадигмальным, возникает еще в произведениях великих русских писателей-гуманистов XIX века Ф.М.Достоевского («Записки из мертвого дома», 1861), Л.Н.Толстого («Воскресение», 1889-1899), а также в трудах прогрессивных дореволюционных правоведов и криминологов.

Новая волна критики поднимается в Западной Европе после Второй мировой войны, являясь во многом реакцией как на общую низкую эффективность тюрьмы с точки зрения исправления личности преступника, так и на чудовищные злоупотребления уголовным правом в тоталитарных обществах. В криминологии этого времени приобретают влияние идеи движения «новой социальной защиты» (М.Ансель, Ф.Грамматика), ставящей во главу угла именно ресоциализацию преступника, его возвращение в общество «нормальных» людей; формализму юридических процедур противопоставляется внимание к отдельному человеку («деюридизация»), осуществляется поиск определенного баланса между защитой прав общества и преступника.

Большой общественный резонанс, выходящий далеко за рамки профессиональной среды правоведов, историков или философов, получили исследования французского философа М. Фуко, в частности, его книга «Надзирать и наказывать» (1974), в которой исследуются формы мышления, стоящие, начиная с Нового времени, за идеей, что тюрьма является естественной, адекватной и рациональной реакцией на правонарушение.

Постепенно в западноевропейском обществе и в профессиональном сообществе криминологов стали высказываться предложения о необходимости существенного сокращения числа заключенных, декриминализации множества противоправных деяний, а у наиболее радикальных авторов – и полного отказ от тюрем. Среди ярких представителей движения критической криминологии и аболиционизма выделяются Н.Кристи, Т.Маттисен, Л. Хюльсман, Р.Моррис и др.

Cам интеллектуальный контекст того времени создал огромный запрос на поиск более гуманных, но в тоже время эффективных альтернатив уголовному процессу и тюремному заключению и во многом предопределил интерес к идеям восстановительного правосудия. А начиная с 1970-х гг., развитие механизмов альтернативного разрешения споров (АРС) в области гражданско-правовых, трудовых и семейных споров дало плодотворный толчок и для применения более неформальных и гибких подходов в сфере уголовного процесса.

Многие инструменты восстановительного правосудия по своим принципам восходят к таким на первый взгляд экзотическим формам урегулирования конфликтов как традиционные (премодерные) примирительные практики американских индейцев или аборигенов Австралии и Новой Зеландии, разумеется, значительно переосмысляя их содержание и приспосабливая к условиям современного мира, и что особенно важно, встраивая их в классическую (модерную) судебно-правовую парадигму. В культурологическом отношении обращение к примирительным практикам аборигенов, признание ценности их правовой культуры и их типа рациональности является важной постколониальной составляющей восстановительного правосудия.

Многие идеологи восстановительного правосудия видят в нем возвращение к христианским корням западной цивилизации и таким ценностям религиозной морали как раскаяние и прощение, подвергнутым забвению в современной «карательной» системе уголовного правосудия. Так один из идеологов восстановительной юстиции Х.Зер рассматривает библейское правосудие в качестве предшественника современного восстановительного подхода. «Современное правосудие, — отмечает Зер, — отводит центральное место государству с его методами принуждения, рассматривается государство в роли источника, стража и исполнителя закона. Библейское правосудие ставит во главу угла конкретных людей и отношения, закон же и государство подчиняются Богу. Таким образом, библейское правосудие предлагает альтернативную парадигму, которая ставит под сомнение достоинства нашего государствоцентричного, карательного подхода» (Зер Х. Восстановительное правосудие. Новый взгляд на преступление и наказание. М., 2002. C. 74).

Читайте так же:  Подделка больничного листа ответственность

Такая открытость к религиозным, христианским ценностям, в концепции правосудия, предлагающей ответы на вызовы, с которыми сталкивается светское государство и его судебная система, позволяет рассматривать восстановительную юстицию также и как феномен зарождающегося постсекулярного общества, в котором, по мысли российского философа С.В. Хоружего, религия «должна не вытесняться, но вновь получить определенное место во всех, вообще говоря, сферах социальной реальности. Это место, однако, должно соответствовать не доминирующей позиции, а некоторому гармоническому партнерству и диалогу между религиозным и секулярным сознанием» (Хоружий С.С. Постсекуляризм и ситуация человека. М/, 2011. С/ 1).

Концепция Восстановительного правосудия

Восстановительное правосудие (и шире — восстановительный подход) помогает людям самим исправить зло, причиненное конфликтами и преступлениями.

Центральным вопросом в данной практике является вопрос создания условий для исправления зла, нанесенного конфликтами и преступлениями: переживаний конфликтующих сторон, травм жертв преступлений, стремления отомстить, повышения уровня агрессии и злобы всех вовлеченных в конфликтную или криминальную ситуацию участников.

Самим людям, нередко находящимся в озлобленном состоянии под влиянием преступления и воздействия представителей правоохранительных органов, достаточно трудно конструктивно взаимодействовать друг с другом.

Восстановительное правосудие как технология способствует восстановлению отношений, разрушенных в результате конфликтов и преступлений, исцелению жертв преступлений, интеграции правонарушителей в общество с помощью медиации, кругов сообществ и семейных конференций.

Эта задача не может быть решена в рамках какого-либо одного проекта. Сегодня мы имеем такое функционирование правоохранительных органов и судебной системы, которое не помогает преодолеть, а часто даже способствует эскалации взаимонепонимания, отчуждения и напряженности в отношениях между людьми, когда человеческие отношения насыщаются ненавистью и мстительностью, обрывающими возможность протекания нормальной жизни. Для нас здесь речь идет о широкой и длительной программе деятельности, включающей поддержку изменения характера функционирования всех институтов, имеющих отношение к конфликтам и криминальным ситуациям.

Концепция восстановительного правосудия — понятие и принципы

Восстановительное правосудие

Восстановительное правосудие — это новый подход к разрешению конфликта уголовного характера между преступником и потерпевшим. Существующая в России и других странах карательная система является неэффективной: она негативно отражается на сторонах конфликта и фактически не позволяет восстановить справедливость.

Восстановительное правосудие вместо порицания и изоляции виновного от социума предлагает его реабилитацию, вместо претерпевания пострадавшим дополнительных нравственных страданий в процессе уголовного разбирательства и фактической невозможности возмещения ущерба — полноценную компенсацию последнему морального и материального вреда.

Суть заключается в том, что жертва, преступник и иные заинтересованные лица:

  • встречаются, анализируют конфликт (преступление),
  • разрабатывают пути его разрешения,
  • фиксируют договоренности документально.

[3]

Происходит все это при участии третьей (незаинтересованной) стороны — посредника. Заключенный договор включает конкретные действия сторон, направленные на возмещение нанесенного ущерба и восстановление испорченной репутации.

Многие страны уже используют этот механизм для разрешения криминальной обстановки, например Канада, Австралия, США, Европа и т. д.

24 декабря 2002 года Экономическим и Социальным Советом ООН была принята общая Декларация «Основные принципы использования программ восстановительного правосудия в уголовных делах».

ВАЖНО! В России этот новый подход еще развивается и распространяется лишь на несовершеннолетних.

Так, согласно Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012–2017 годы, утвержденной Указом Президента Российской Федерации от 01.06.2012 № 761 (далее — Стратегия), одной из мер, направленных на преобразование российских законодательных норм, является создание специальной программы восстановительного правосудия в отношении лиц, совершивших преступление, однако не достигших возраста наступления ответственности.

Принципы восстановительного правосудия

К принципам восстановительного правосудия относятся:

  • добровольность участия в процедуре и при заключении договора

(при применении программ восстановительного правосудия стороны вправе отказаться от участия в процедуре примирения в любой момент — как до ее начала, так и в процессе проведения);

  • справедливость достигнутых договоренностей

(соглашение, принятое участниками по результатам примирительной процедуры, должно быть выгодно всем, основано на понимании справедливости заглаживания вины выбранным способом);

(освобождение жертвы от тяжести последствий преступления: восстановление морального состояния и разрешение других ее проблем);

  • возмещение вреда виновным

(деятельность виновного лица по принятию обязательств по заглаживанию вреда, причиненного жертве, и их фактическое осуществление);

  • разрешение конфликта самими сторонами

(вся полнота власти и воздействия на процесс достижения решения по конфликту и суть этого решения лежит на участниках примирительной процедуры);

  • стабилизация отношений, в т.ч. с участием общества

(заключается в привлечении ближайшего окружения и представителей местного сообщества для восстановления потерпевшего, поддержки виновного в возмещении вреда и изменении своего поведения).

Положительные стороны восстановительного правосудия: при применении стороны являются союзниками

Восстановительное правосудие имеет следующие несомненные положительные стороны, признанные мировым сообществом:

  • конфликтная ситуация решается непосредственно ее участниками;
  • достигнутые договоренности удовлетворяют всех участников конфликта;
  • вместо противников стороны становятся союзниками в совместной деятельности по урегулированию сложившейся ситуации;
  • укрепляет дух сопереживания между людьми, гуманное отношение друг к другу и содействует практике мирного разрешения споров;
  • обеспечивает наиболее быстрое и реальное заглаживание морального и материального вреда, причиненного преступным деянием;
  • отчасти разгружает госорганы от работы по урегулированию незначительных уголовных конфликтов;
  • способствует социализации виновного лица;
  • улучшает криминальную обстановку.

Программы восстановительного правосудия

Реализация восстановительного правосудия осуществляется путем применения особых программ, основой которых являются встречи преступника и потерпевшего. На практике термин «программа» по отношению к рассматриваемому механизму используется в следующих значениях:

1. Типологическая единица работы по восстановительному правосудию.

К ним относятся: программа примирения жертв и правонарушителей, семейная конференция, «круги правосудия» и т. п., особенность которых состоит в привлечении определенного вида окружения участников конфликта.

2. Сама восстановительная работа по разрешению конкретного конфликта.

Встречи потерпевшего и виновного, основанные на следующих приоритетах:

  • удовлетворение требований потерпевшего: возмещение вреда, восстановление чувства безопасности, возможность высказаться, задать вопросы и получить ответы;
  • осознание ответственности за совершенное противоправное деяние виновным: обсуждение и принятие решения по форме и способу возмещения ущерба;
  • привлечение общества к процессу восстановления справедливости: оказание поддержки участникам конфликта в целях осознания преступником последствий правонарушения и достижения морального восстановления жертвы.

Встречи заключаются в установлении диалога, основанного на сострадании, сопереживании и поддержке.

В Европе и Америке наиболее распространены встречи «лицом к лицу». В России используется программа «примирение жертв и правонарушителей» или «встреча жертвы и правонарушителя по заглаживанию вреда».

В мировой практике программы восстановительного правосудия чаще всего применяются параллельно с обычной системой наказаний государственного уровня. Поэтому они не подменяют официальное правосудие, а восполняет его пробелы.

Читайте так же:  Обеспечительный платеж по предварительному договору

Какие мероприятия относятся к программам восстановительного правосудия

К программам восстановительного правосудия в мировом сообществе относятся:

  • Программа примирения жертв и правонарушителей или «медиация жертв и правонарушителей» — самая популярная программа. Суть — преступление налагает на правонарушителя обязательство загладить вред. Подчеркивается роль жертвы как реального «потребителя услуг по заглаживанию вреда».
  • «Семейные конференции». Суть — участниками являются представители ближайшего окружения сторон, социальные работники, адвокаты, полицейские.
  • «Круги правосудия». Суть — основаны на традициях индейцев, участниками являются общины. Проводятся в Северной Америке.

Особенность двух последних программ состоит в привлечении представителей местных сообществ и социального окружения сторон (родственники, члены местного сообщества).

  • Восстановительные программы по особо тяжким преступлениям. Суть — ориентация на исцеление потерпевшего, а не на последствия юридического характера. Используются в Бельгии.

Восстановительная медиация

Важным элементом механизма программ восстановительного правосудия является медиация.

ВАЖНО! Медиация в рамках закона «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» от 27.07.2010 № 193-ФЗ в урегулировании уголовных конфликтов не применяется. Они могут разрешаться с использованием медиативного метода с учетом специфики такого рода дел.

Предметом медиации по уголовным делам является восстановление вреда, а не спор о виновности. Медиативный метод применяется, только если виновный признал вину.

Организует и проводит примирительные встречи специалист, именуемый медиатором. Он не является судьей, а выступает в роли ведущего, организатора. Он не разрешает конфликт, а принимает меры, используя различные техники (активное слушание, перефразирование и т. д.) для создания условий, при которых стороны сами примут выгодное для них решение.

Посредник определяет правила проведения примирительной процедуры, позволяющие оптимизировать этот процесс: не допускать оскорблений, слушать противника, вести конструктивный диалог; а также оказывает содействие сторонам в преодолении негативных эмоций для достижения взаимовыгодных договоренностей.

Однако исход примирительной процедуры всегда определяется сторонами.

Принципы восстановительной медиации, дополняющие обозначенные выше принципы восстановительного правосудия:

  • информированность участников (о самой процедуре, ее последствиях);
  • нейтральность посредника;
  • конфиденциальность процесса примирения;
  • ответственность сторон за исход процедуры;
  • ответственность медиатора за соблюдение правил.

Как определяется область реализации восстановительного правосудия

Область реализации восстановительного правосудия определяют два фактора:

Восстановительные программы направлены в первую очередь на молодых нарушителей — от того, как общество и государство среагируют на их проступок, зависит большая часть их дальнейшей жизни.

Восстановительное правосудие ориентировано на такие категории преступлений, при которых остро стоит вопрос о возмещении вреда потерпевшему (хулиганство, кража и т. п.).

Концепция восстановительного правосудия в России

В России во исполнение вышеуказанной Стратегии распоряжением Правительства РФ от 30.07.2014 № 1430-р утверждена Концепция развития до 2017 года сети служб медиации в целях реализации восстановительного правосудия в отношении детей, в том числе совершивших общественно опасные деяния, но не достигших возраста, с которого наступает уголовная ответственность (далее — Концепция). Фактически этот документ представляет собой госзаказ на формирование и практическое введение медиации и восстановительного подхода в России.

Концепция разработана на основе применения новых для России медиативно-восстановительных способов и механизмов, которые обеспечивают социализацию виновного лица. Производится это путем техник, направленных на предоставление возможности быть нужным сообществу, которое не ассоциирует лицо с совершенным им проступком.

Концепцией предусмотрена организация механизма защиты и помощи детям различных возрастов и категорий, в т. ч. находящимся в опасности, трудной ситуации. Предлагается:

  • создание сети служб медиации и сети служб школьной медиации;
  • развитие взаимодействия с обществом, средствами массовой информации;
  • развитие соответствующих ресурсов в интернете;
  • организация подготовки работников в области медиации и восстановительного правосудия;
  • разработка законодательства в надлежащих сферах;
  • развитие взаимодействия с иностранными организациями в области восстановительного правосудия.

Восстановительное правосудие по указанной Концепции уже активно развивается, в школах созданы соответствующие службы медиации, запущены проекты по обучению и реализации рассматриваемой процедуры в регионах (например, в Архангельской, Мурманской областях), созданы программы сотрудничества с иностранными партнерами (например, между Министерством юстиции и общественной безопасности Норвегии и Министерством юстиции РФ) и т. д.

Особенности медиации по уголовным делам

При проведении восстановительных процедур примирения по уголовным делам следует учитывать следующие особенности:

  • процедура проводится при признании вины и фактических обстоятельств преступления сторонами;
  • участие в процедуре не должно использоваться в качестве доказательства при рассмотрении и принятии решения по уголовному делу госорганами;
  • предполагается равноправие сторон при проведении процедуры, однако медиатор не должен допускать явного несоответствия требований жертвы к виновному тяжести совершенного противоправного деяния;
  • на проведение процедуры приглашается не только лицо, официально признанное потерпевшим, но и другие лица, фактически пострадавшие от преступления;
  • соглашение, достигнутое по результатам договоренности, приобщается к материалам уголовного дела, и суд вправе прекратить дело за примирением сторон.

Если нарушителем выступает несовершеннолетнее лицо, дополнительно включаются следующие особенности:

  • медиатор работает совместно с социальными специалистами и психологами;
  • для проведения процедур привлекаются законные представители;
  • в договоренности может быть включено использование принудительных мер воспитательного воздействия;
  • возмещение вреда осуществляется не самими правонарушителями, а их родителями, опекунами или иными законными представителями.

Таким образом, восстановительное правосудие противостоит подходу, ориентированному на наказание виновного лица, и заключается в согласовании между потерпевшим и подсудимым договоренностей по разрешению конфликтной ситуации (по заглаживанию причиненного вреда и восстановлению полноценной личности в социуме).

Реализуется восстановительное правосудие с помощью различных программ, основанных на своеобразных методах примирения. Рассматриваемый механизм основан на медиативном подходе, т. е. при проведении процедур примирения используются элементы медиации с учетом особенностей характера уголовных дел.

В России восстановительное правосудие только развивается. Уже появился ряд служб, направленных на обучение и внедрение этого подхода, приняты соответствующие законодательные акты и т. п.

Видео (кликните для воспроизведения).

При проведении медиативных процедур в целях разрешения конфликтов уголовного характера следует учитывать их особенности, обозначенные в настоящей статье.

Источники


  1. Волкова Т. В., Гребенников А. И., Королев С. Ю., Чмыхало Е. Ю. Земельное право; Ай Пи Эр Медиа — Москва, 2010. — 328 c.

  2. Грудцына, Л. Ю. Адвокатское право / Л.Ю. Грудцына. — М.: Деловой двор, 2014. — 320 c.

  3. Баскакова, М. А. Толковый юридический словарь бизнесмена (англо-русский, русско-английский) / М.А. Баскакова. — М.: Контракт, 2007. — 560 c.
  4. Гурочкин, Ю.; Соседко, Ю. Судебная медицина. Учебник для юридических и медицинских вузов; М.: Эксмо, 2011. — 320 c.
  5. Петряев, К. Д. Вопросы методологии исторической науки / К.Д. Петряев. — М.: Вища школа, 2017. — 164 c.
Восстановительное правосудие
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here