Признание сделки мнимой

Описание страницы: признание сделки мнимой - 2020 ujl от профессионалов для людей.

Последствия мнимых и притворных сделок

Иногда между контрагентами заключаются сделки, впоследствии признаваемые не имеющими правовой силы. В Гражданском кодексе РФ их называют мнимыми и притворными. Существуют и другие формы недействительных сделок, для признания которых таковыми нужен суд.

Рассмотрим, в чем особенности и отличия мнимых и притворных сделок, а также какими могут быть их последствия.

Что такое правовая недействительность

Область заключения сделок относится к гражданскому праву: это значит, что обе стороны должны совершать свои действия в обозначенном правовом поле (строго в рамках действующего законодательства и по требованиям нормативных актов).

Что касается сделок, то для них характерны 4 значимые категории, определяющие их правовое существование:

  • стороны (участники, субъекты сделки);
  • внешнее выражение воли участников – субъективная область сделки;
  • форма заключения сделки;
  • условия (содержание, предмет сделки).

Любое несоответствие законодательству хотя бы в одном из этих элементов приведет сделку к недействительности.

Виды недействительных сделок

Возможности нарушить закон при заключении сделок достаточно обширны, это обуславливает классификацию их недействительности. В зависимости от порядка выявления их недействительности они могут быть:

  • оспоримыми – их правовую несостоятельность придется доказывать в ходе судебной процедуры;
  • ничтожными – показывающими свою недействительность сразу по заключении.

Чаще всего, как показывает практика, совершаются мнимые и притворные сделки. Они относятся к ничтожным – недействительным сразу с момента совершения. В ходе этих сделок нарушается выражение воли – фактические действия сторон не соответствуют реальной воле сторон.

[3]

Особенности мнимой сделки

Гражданский Кодекс РФ в ч. 1 ст. 170 называет мнимой сделку, которая заключается без побуждения создать реальные правовые результаты, исключительно «для вида», причем обе стороны отлично это осознают. Это отнюдь не бесцельная сделка, просто ее цель не соответствует заявленной, скрывается от внешних наблюдателей, поскольку является противозаконной.

НАПРИМЕР. Компании грозит неизбежное банкротство, и она «переписывает» часть своих активов на другое лицо. При этом имущество на самом деле вовсе не переходит из рук в руки, потому что действительная цель сделки – как раз его сохранить. Ведь в случае банкротства активы будут реализованы за долги.

Еще один распространенный пример мнимой сделки – маскировка взятки. Оформляется «продажа» ценного имущества, только в реальности покупатель не выплачивает никаких денег, оговоренных в условиях сделки.

Как отличить мнимую сделку

У мнимых сделок есть черты, характеризующие их, в отличие от «нормальных», правовых сделок, а также от других видов недействительных. Некоторые из особенностей проявляются непременно, а некоторые могут иметь или не иметь места.

Характерные черты мнимых сделок:

  1. Имеет место нарушение воли, зато форма соблюдается неукоснительно и даже избыточно (например, заверяют у нотариуса документы, не требующие подтверждения, письменно оформляют то, что можно обговорить устно и т.п.).
  2. После оформления сделки ее условия не выполняются или это происходит лишь в отношении части содержания. Сделка осуществляется только на бумаге.
  3. Обе стороны не собираются исполнять условия сделки, договорившись об этом до ее совершения.
  4. Реальная цель заключения такой сделки противоречит правовым нормам.

О мнимости сделки могут свидетельствовать и косвенные черты:

  • зависимые, близкие или даже родственные связи между участниками сделки;
  • совпадение юридических адресов сторон-юрлиц;
  • некоторые лица или весь состав учредителей организаций, заключающих сделку, совпадает;
  • в течение определенного времени не происходит никаких реальных действий, которые неизбежно должны вызвать выполнение условий сделки.

НАПРИМЕР. Заключена мнимая сделка по купле-продаже жилой недвижимости. Если рассматривать ее действительность в суде, там поинтересуются, кто на данный момент зарегистрирован или проживает в отчужденной недвижимости – покупатель или все еще продавец либо их представители. Также суд будет выяснять, перезаключены ли договоры с ЖКХ, кто оплачивает коммунальные услуги и т.п. Поднимется также вопрос об обстоятельствах передачи денег.

Последствия признания недействительности мнимой сделки

Поскольку на самом деле в ходе мнимой сделки стороны ничего друг другу не передавали, то и возвращать ничего не должны. Доказав правовую несостоятельность сделки, суд отменит только ее саму. А к чему приведет эта отмена, значения не имеет, так как должно быть восстановлено законодательное «статус-кво».

НАПРИМЕР. На гражданина подали в суд, требуя уплаты долга. Зная, что его обяжут исполнить требование, желая избежать наложения ареста на свою квартиру, он заключает сделку по ее «продаже» лицу, которому он доверяет. На самом деле он продолжает жить в квартире, не принадлежащей ему лишь формально. Суд доказывает мнимость сделки. Что изменяется? Возвращается право собственности, которое было изменено. Теперь кредитор сможет взыскать свои средства за счет наложения ареста и продажи квартиры с торгов, которые произведет исполнительная служба. Обратите внимание, эти последствия наступят, если квартира была продана уже после обращения кредитора в суд. В ситуации, когда должник «подстраховался» заранее, доказать ничего уже не получится, особенно если доверенное лицо или родственник уже перепродало квартиру законным образом.

ВАЖНО! Если суд установит, что последствий по сделке не наступило, она будет объявлена мнимой вне зависимости от того, совершено ли надлежащее оформление или же в нем есть отступления от нормы (например, сделка еще не зарегистрирована).

Мнимую сделку признали недействительной, а что будет с ее участниками, помимо возвращения изначальных прав? Для лиц, совершивших мнимую сделку, ответственность может наступить в случае выдвижения против них дополнительных обвинений, например, заявление в полицию о мошенничестве.

Притворные сделки и нюансы их недействительности

Притворную сделку иногда называют разновидностью мнимой. Ч. 2 ст. 170 ГК РФ так характеризует совершенную сделку, призванную заменить в глазах закона другую сделку, возможно, совсем на других условиях. У притворной сделки всегда есть два компонента:

  • прикрывающая сделка – та, которая призвана выступить в «главной роли»;
  • прикрываемая – та, юридические последствия от которой и хотят вызвать стороны на самом деле.

НАПРИМЕР.

1.Один гражданин покупает у другого автомобиль. Чтобы упростить оформление бумаг и снизить налог, вместо совершения купли-продажи, как следовало бы по закону, оформляется передача по доверенности. Деньги за авто передаются продавцу на самом деле.

2. Продается дом, продавец и покупатель сговорились о цене в 950 000 руб. Составляется договор купли-продажи, в котором указывается цена в 300 000 руб., дабы снизить подоходный налог.

Читайте так же:  Образец справки о судимости

Главные отличия притворной сделки от мнимой:

  • участники планируют правовые последствия, но не те, которые гарантирует заключенная сделка;
  • недействительна только притворная часть сделки, а истинная останется юридически признанной, если сообразуется с законодательством.

Правовые последствия недействительности притворной сделки

Если удастся доказать притворность сделки, последствия будут отличаться от тех, что вызывает отмена мнимой. В притворной сделке есть доля истинных правоотношений, отменять которую нельзя, если она законна. Таким образом, не соответствующая реальному положению дел часть сделки будет отменена, на замену ей вступит в силу как раз та сделка, которую стороны пытались замаскировать.

Рассмотрим на приведенных выше примерах, какие последствия наступят, если будет признана недействительность этих сделок:

  1. Новый владелец авто на самом деле не будет его собственником, он не может полностью распоряжаться машиной по своему усмотрению. По истечении срока доверенности, если она не будет продлена, на что истинный владелец имеет полное право, «купивший» машину полностью лишится права собственности на нее.
  2. При признании такой сделки недействительной покупателю вернут только те деньги, которые указаны в тексте договора – 300 000 руб., даже если на самом деле он передал продавцу все 950 000 руб. Дом останется в собственности продавца.

Доказательства притворности сделки

Это особенно трудная задача. Чаще всего стороной, пострадавшей в результате притворной сделки, являются налоговые органы. А поскольку они – не участники сделки, подать в суд на настоящих участников они не имеют права. Но если сделка заключалась между организациями, прикрывающими свои действительные денежные дела, налоговики могут потребовать проверки и привлечь нарушителей к ответственности.

НАПРИМЕР. Фирма закупила у поставщиков оборудование, указав в документах цену, явно ниже рыночной. Таким образом, совершается не купля-продажа, а фактическое дарение большей части товара. Между юридическими лицами дарение невозможно, поэтому восстановить истинную сделку не получится. Фирме придется либо вернуть товар поставщикам, прибавив к нему компенсацию, либо уплатить за него настоящую цену (тем самым «не обидев» и налоговую).

Признание сделки мнимой в суде

Юридически значимым обстоятельством, подлежащим установлению при рассмотрении требования о признании той или иной сделки мнимой, является определение того, имелось ли у каждой стороны сделки намерение реально совершить и исполнить соответствующую сделку. В подтверждение доводов о мнимости сделки лицами, участвующими в деле, могут быть представлены не только письменные доказательства, но и свидетельские показания (Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 19 апреля 2016 г. № 83-КГ16-4)

К. обратилась в суд с иском к 3., Ш. о признании недействительным договора купли-продажи автомобиля, указав в обоснование заявленных требований следующее. Решением районного суда от 15 декабря 2014 г., оставленным без изменения апелляционным определением, с 3. в пользу К. взыскана задолженность по договору займа и проценты за пользование денежными средствами. При рассмотрении указанного дела истец заявляла ходатайство о наложении ареста на принадлежащий 3. автомобиль. В удовлетворении ходатайства судом было отказано, поскольку автомобиль был отчужден владельцем ее дочери Ш. по договору купли-продажи от 6 декабря 2014 г.

В ходе рассмотрения дела по иску К. к 3. и Ш. о признании недействительной названной выше сделки вследствие ее мнимости по ходатайству истца определением районного суда был наложен запрет на отчуждение спорного автомобиля, собственником которого по регистрационным документам являлась Ш.

В нарушение указанного запрета Ш. продала автомобиль Н.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения апелляционным определением, в удовлетворении исковых требований отказано.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ 19 апреля 2016 г. отменила апелляционное определение с направлением дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции в связи со следующим.

Согласно п. 1 ст. 170 ГК РФ мнимой является сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия.

По смыслу приведенной нормы права стороны мнимой сделки при ее заключении не имеют намерения устанавливать, изменять либо прекращать права и обязанности ввиду ее заключения, т.е. стороны не имеют намерений ее исполнять либо требовать ее исполнения.

При этом следует учитывать, что стороны такой сделки могут придать ей требуемую законом форму и произвести для вида соответствующие регистрационные действия, что само по себе не препятствует квалификации такой сделки как ничтожной на основании п. 1 ст. 170 ГК РФ.

Таким образом, юридически значимым обстоятельством, подлежащим установлению при рассмотрении требования о признании той или иной сделки мнимой, является установление того, имелось ли у каждой стороны сделки намерение реально совершить и исполнить соответствующую сделку.

В подтверждение доводов о мнимости сделки лицами, участвующими в деле, могут быть представлены не только письменные доказательства, но и свидетельские показания.

Разрешая требования истца и отказывая в их удовлетворении, суды исходили из того, что названные выше договоры купли-продажи не могли быть признаны мнимыми сделками, поскольку заключены в письменной форме, в них определены все существенные условия, автомобиль зарегистрирован за покупателями — сначала за Ш., а затем за Н., на имя которых соответственно заключены договоры ОСАГО.

При этом судом было указано, что наличие родственных и дружеских отношений между продавцом и покупателем доказательственного значения не имело.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ указала, что такие выводы судебных инстанций сделаны с существенными нарушениями норм материального и процессуального права.

В силу ст. 195 ГПК РФ решение суда должно быть законным и обоснованным.

В соответствии с ч. 4 ст. 198 данного Кодекса в мотивировочной части решения суда должны быть указаны обстоятельства дела, установленные судом; доказательства, на которых основаны выводы суда об этих обстоятельствах; доводы, по которым суд отвергает те или иные доказательства; законы, которыми руководствовался суд.

Частями 3 и 4 ст. 67 этого же Кодекса предусмотрено, что суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности. Результаты оценки доказательств суд обязан отразить в

решении, в котором приводятся мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими.

Согласно пп. 2 и 3 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2003 г. № 23 “О судебном решении” решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права.

Читайте так же:  Возврат налога на прибыль

Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании, а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

В нарушение приведенных положений норм процессуального права и не учитывая разъяснения Пленума Верховного Суда РФ, суд исходил только лишь из формального соблюдения сторонами требований к оформлению сделки и регистрации спорного автомобиля в органах ГИБДД за покупателем, а также из оформления на имя покупателя договора ОСАГО, необходимого для использования данного автомобиля.

Доводам о том, что автомобиль фактически использовался первоначальным собственником, о явном несоответствии указанной в договорах цены фактической стоимости автомобиля, о небольшом промежутке времени между двумя сделками, о том, что сделки по времени совпадали с предъявлением требований о применении мер обеспечения в отношении автомобиля, судебными инстанциями оценка дана не была.

В п. 9 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015 г. № 25 “О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации” разъяснено, что по смыслу ч. 1 ст. 196 ГПК РФ суд определяет, какие нормы права следует применить к установленным обстоятельствам. В связи с этим ссылка истца в исковом заявлении на не подлежащие применению в данном деле нормы права сама по себе не является основанием для отказа в удовлетворении заявленного требования.

Из данного разъяснения следует, что неуказание истцом тех или иных норм материального права, подлежащих применению к приведенным в обоснование иска фактическим обстоятельствам дела, не является препятствием для суда в их применении либо основанием для отказа в их применении.

Предъявляя требования о признании сделок недействительными, истец ссылалась на злоупотребление правом со стороны ответчиков, а также на то, что они действовали в обход закона с целью избежания исполнения решения суда и недопущения обращения взыскания на автомобиль.

Согласно п. 3 ст. 1 ГК РФ при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно.

В соответствии с пп. 1 и 2 ст. 10 ГК РФ не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).

В случае несоблюдения приведенных выше требований суд, арбитражный суд или третейский суд с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления отказывает лицу в защите принадлежащего ему права полностью или частично, а также применяет иные меры, предусмотренные законом.

По смыслу приведенных выше законоположений добросовестность при осуществлении гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей предполагает поведение, ожидаемое от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующее ей.

При этом установление судом факта злоупотребления правом одной из сторон влечет принятие мер, обеспечивающих защиту интересов добросовестной стороны от недобросовестного поведения другой стороны.

В силу п. 2 ст. 168 ГК РФ сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна, если из закона не следует, что такая сделка оспорима или должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.

Пунктом 7 постановления Пленума Верховного Суда РФ “О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации” разъяснено, что если совершение сделки нарушает запрет, установленный п. 1 ст. 10 ГК РФ, в зависимости от обстоятельств дела такая сделка может быть признана судом недействительной (пп. 1 или 2 ст. 168 ГК РФ).

Названные выше положения закона и разъяснения Пленума Верховного Суда РФ не были учтены судом при рассмотрении данного дела.

ВС РФ разобрался со стандартом доказывания при оспаривании мнимой сделки кредитором одной из ее сторон

Характерной особенностью мнимой сделки является то, что стороны стремятся правильно оформить все документы, не намереваясь при этом создать реальных правовых последствий. Наличие в материалах дела товарных накладных, факт перехода права собственности на недвижимое имущество не являются безусловными обстоятельствами, исключающими фиктивность купли-продажи.

Реквизиты судебного акта

ООО «Торгово-промышленная компания „Кубань“»

АО «Российский сельскохозяйственный банк»

ООО «Торгово-промышленная компания „Кубань“» (далее — истец) и ООО «Агра-Кубань» (далее — ответчик) заключили ряд договоров, на основании которых истцом (продавцом) были отчуждены в пользу ответчика (покупателя) товар и имущество:

подсолнечник по договору от 08.04.2014, задолженность составила 197 млн руб.;

Видео (кликните для воспроизведения).

жмых подсолнечный по договору от 10.06.2014, оплачено по договору 8,9 млн руб., задолженность составила 57,7 млн руб.;

масло подсолнечное нерафинированное первого сорта по договору от 07.07.2014, задолженность составила 46,8 млн руб.;

жмых подсолнечный по договору от 10.09.2014, задолженность составила 21,4 млн руб.;

земельный участок площадью 70 000 кв. м по договору от 29.09.2014 (зарегистрирован 08.10.2014), задолженность составила 8 млн руб.

Согласно первичным документам, актам взаимосверок и взаиморасчетов задолженность ответчика перед истцом по вышеперечисленным договорам составила около 331 млн руб. Ответчик своих обязательств по оплате не исполнил. Истец обратился в суд с иском о взыскании задолженности по договорам поставки и купли-продажи земельного участка. Суд удовлетворил данное требование. С апелляционной жалобой на данное решение обратился банк — кредитор в деле о банкротстве ответчика. Банк ссылался на мнимый характер заключенных между сторонами договоров, то есть на их совершение лишь для вида, без намерений создать соответствующие правовые последствия

Позиция судов

Удовлетворяя исковое требование, суд первой инстанции исходил из того, что в материалах дела имеются доказательства исполнения истцом своих обязательств по передаче и поставке товара, в то время как ответчик не представил доказательств оплаты данного товара. Апелляция и первая кассация поддержали данное решение. При этом они отклонили доводы банка о мнимости заключенных договоров. По мнению суда апелляционной инстанции и суда округа, реальность сделок подтверждает факт частичной оплаты по некоторым из договоров, товарные накладные, отражение кредиторской задолженности в бухгалтерской отчетности ответчика и регистрация в реестре перехода права собственности.

Читайте так же:  Приказ по гражданской обороне

Позиция ВС РФ

ВС РФ отменил решения нижестоящих судов и передал дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Коллегия ВС РФ придала определяющее значение тому обстоятельству, что ответчик находится в банкротстве и решение по данному делу фактически предопределяло результат рассмотрения вопроса о включении требований истца в реестр требований кредиторов ответчика. В такой ситуации суду апелляционной инстанции необходимо было руководствоваться повышенным стандартом доказывания, то есть провести более тщательную проверку обоснованности требований по сравнению с обычным общеисковым гражданским процессом. Суд мог удовлетворить требования истца только при предоставлении им доказательств, ясно и убедительно подтверждающих наличие и размер задолженности перед ним и опровергающих возражения кредитора, обжалующего судебный акт. Данный вывод ВС РФ подкрепил ссылками на свои определения от 04.06.2018 № 305-ЭС18-413, от 07.06.2018 № 305-ЭС16-20992(3).

По мнению ВС РФ, нижестоящим судам следовало более внимательно подойти к анализу доводов апеллянта, указавшего на мнимость заключенных между сторонами договоров. Банк отмечал, что согласно имеющимся доказательствам в короткий срок был поставлен большой объем маслосемян подсолнечника, жмыха и масла, в то время как истец не занимался деятельностью по выращиванию и производству поставленной продукции. Согласно накладным поставка была осуществлена по адресу, где фактически находится бизнес-центр. Складские, производственные и иные промышленные помещения, позволяющие отгружать поставленную продукцию в заявленных объемах, отсутствуют. У истца отсутствовала экономическая возможность по покупке, размещению и дальнейшему распоряжению такой партией товара. Ответчик не отражал наличие соответствующей задолженности в своей финансовой отчетности. Несмотря на регистрацию перехода права собственности на участок, фактически пользоваться данным участком продолжал истец, и т.д.

Заявление подобных возражений обязывало суд апелляционной инстанции потребовать от истца дополнительных пояснений в опровержение позиции банка. Вместо этого суд апелляционной инстанции указал, что возражение о мнимости опровергается наличием частичной оплаты по договорам, товарными накладными и иными представленными истцом документами. Однако судом не было учтено, что характерной особенностью мнимой сделки является то, что стороны стремятся правильно оформить все документы, не намереваясь при этом создать реальных правовых последствий. У них отсутствует цель в достижении заявленных результатов. Волеизъявление сторон мнимой сделки не совпадает с их внутренней волей, сокрытие действительного смысла сделки находится в интересах обеих ее сторон. В связи с этим установление несовпадения воли с волеизъявлением относительно обычно порождаемых такой сделкой гражданско-правовых последствий является достаточным для квалификации ее в качестве ничтожной.

В связи с этим наличие в материалах дела товарных накладных являлось, по мнению ВС РФ, недостаточным для опровержения аргумента банка о мнимости поставок. Равным образом сам по себе переход права собственности на недвижимое имущество также не является безусловным обстоятельством, исключающим фиктивность купли-продажи.

Суду апелляционной инстанции следовало по существу проверить возражения банка о фиктивности договоров, положенных в основание требования, в том числе при необходимости путем исследования всей производственной цепочки и закупочных взаимоотношений с третьими лицами, а также экономической целесообразности заключения этих сделок.

Более того, банк отмечал, что истец с ответчиком аффилированы между собой, так как входят в одну группу компаний «Агра-Кубань». Отклоняя названный довод, суд апелляционной инстанции указал, что у сторон спора отсутствуют связи, предусмотренные ст. 4 Закона РСФСР от 22.03.91 № 948-1 «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках». Вместе с тем судом не учтено, что согласно выработанной в судебной практике позиции аффилированность может носить фактический характер без наличия формально-юридических связей между лицами. Если стороны действительно являются аффилированными, к требованию истца должен быть применен еще более строгий стандарт доказывания, чем к обычному кредитору в деле о банкротстве. Такой истец должен исключить любые разумные сомнения в реальности долга.

В чем разница между оспоримыми и ничтожными сделками

Недействительность сделок по ГК РФ — это…

Недействительные сделки согласно положениям Гражданского кодекса РФ (далее — ГК РФ) не отвечают предписаниям законодательства и, как следствие, не порождают никаких правовых итогов, помимо тех, которые имеют связь с их недействительностью, например реституции, возмещения убытков и т. д. (п. 1 ст. 167 ГК РФ).

Они дифференцируются на 2 категории:

  • ничтожные, т. е. являющиеся недействительными вне зависимости от квалификации их как таковых в судебном порядке;
  • оспоримые, противоправность которых подлежит доказыванию в судебном порядке.

Иск о недействительности сделки и требование о применении соответствующих последствий этого, представленные стороной, ведущей себя недобросовестно, не будут удовлетворены полностью или в части (п. 70 постановления пленума Верховного суда РФ от 23.06.2015 № 25, далее — ППВС № 25).

Например, когда обстоятельства, на которые делает ссылку требующая квалифицировать сделку как недействительную сторона, были известны ей еще при заключении договора (постановление 17-го ААС от 07.09.2016 по делу № А60-1906/2016) и т. д.

Отличие недействительной сделки от ничтожной в гражданском праве

Разница между ничтожной и недействительной сделкой состоит в том, что второе понятие гораздо шире первого: всякая ничтожная сделка недействительна (ст. 167 ГК РФ), в то время как не всякая недействительная сделка является ничтожной, т. е. изначально противоправной.

Важность разграничения оспоримых и ничтожных сделок прежде всего связана с возможностью применения тех или иных юридических последствий, необходимостью заинтересованной стороне представлять определенные доказательства, позволяющие сделать заключение, что такая сделка недействительна (см. постановление АС Московского окр. от 16.09.2015 по делу № А40-186017/2014).

Кроме того, срок исковой давности для представления названных требований и назначения соответствующих итоговых мер для ничтожной и оспоримой сделки ГК РФ установлен разный (ст. 181): 3 и 1 год соответственно.

Ничтожность сделки: признаки, понятие и виды

Основополагающим признаком ничтожной сделки ГК РФ называет ее несоответствие закону. Вместе с тем такая сделка одновременно должна нарушать интересы третьих лиц, в противном случае ее относят к оспоримым (п. 2 ст. 168 ГК РФ).

Можно выделить следующие виды ничтожных сделок в зависимости от специальных признаков, регламентированных законом:

  • По виду регулируемых правоотношений — являющиеся таковыми в силу прямого указания в законе. Например, кредитный договор, форма заключения которого не соблюдена, и т. д. (см. п. 73 ППВС № 25).
  • По отношению к публичным интересам — заведомо противоречащие интересам правопорядка и нравственности (п. 74 ППВС № 25).
  • По конструкции — мнимые и притворные сделки (ст. 170 ГК РФ). Рекомендуем также ознакомиться с нашей статьей Что такое притворная сделка по ГК РФ — примеры?.
  • По субъектному составу — осуществленные лицами, чья недееспособность по причине заболеваний психического характера установлена судебным органом (ст. 171 ГК РФ), или малолетними лицами (ст. 172 ГК РФ).
  • По характеристике объекта сделки — произведенные в отношении имущества, распоряжение которым находится под запретом или ограничением (ст. 174.1 ГК РФ).
Читайте так же:  Нужна виза в израиль

Признание сделки ничтожной: какие последствия ничтожности сделки устанавливает ГК РФ

Основные итоги квалификации сделки как ничтожной описаны в ст. 167 ГК РФ. Так, к ним относится прежде всего реституция, т. е. возвращение положения сторон, существовавшего до заключения ими не соответствующей закону сделки.

Взаимные предоставления по такой сделке, которые были осуществлены обеими сторонами, по умолчанию считаются равнозначными, если не установлено другое (п. 80 ППВС № 25).

Также суд может обязать соответствующую сторону возместить убытки (например, абз. 3 п. 6 ст. 178 ГК РФ) или реальный ущерб (например, п. 1 ст. 171 ГК РФ), причиненные другой стороне.

Надо отметить, что судебный орган может применять последствия ничтожности сделки по собственной инициативе в 2 случаях:

  • когда без этого не обойтись для произведения защиты публичных интересов;
  • когда на необходимость этого прямо указывается законодательством.

Последствия оспоримой сделки определяются уже исходя из того, была ли такая сделка или ее часть признана недействительной.

Чем отличается оспоримая сделка от ничтожной (основные различия)

Ничтожная сделка по своей правовой природе изначально, с самого момента совершения, является противоправной. Несоответствие же нормам законодательства оспоримой должно быть доказано в судебном органе. Говоря простым языком, против ничтожной сделки аргументов быть не может (конечно, если доказано, что она именно ничтожная), а вот при установлении недействительности сделки, относимой к оспоримым, суд оценивает фактические обстоятельства дела и с их учетом устанавливает, можно ли считать сделку недействительной.

Сделка, исполненная с нарушением требований закона или иного правового акта, по общему принципу считается оспоримой (абз. 1 п. 73 ППВС № 25). Из числа спорных сделок следует сразу исключить те, которые признаются ничтожными (в силу прямого указания в законе или при наличии признаков, закрепленных в п. 2 ст. 168 ГК РФ).

Важным признаком оспоримых сделок является указание в законе на необходимость направления иска одной из сторон о признании сделки недействительной (например, решение АС Московской области от 11.04.2014 по делу № А41-13915/13, решение АС Пермского края от 01.06.2016 по делу № А50-5861/16). Хотя нужно учитывать и то, что не все ничтожные сделки можно распознать с первого взгляда и без судебных разбирательств.

[1]

Ничтожность сделки поглощает оспоримость: пример

Случаются ситуации, когда сделка отвечает признакам оспоримых и ничтожных сделок одновременно. В таких случаях считается, что признаки ничтожности сделки поглощают собой признаки оспоримости ее же. Проще говоря, такая сделка является ничтожной.

Это связывается с тем, что в силу существенного нарушения норм действующего законодательства при ее совершении она является недействительной без признания ее таковой судом, вне зависимости от сопутствующих обстоятельств ее совершения.

Например, суд признал сделки купли-продажи имущества, заключенные между ООО и физлицом, ничтожными, хотя они одновременно носили признаки как оспоримых (произведены без надлежащего одобрения со стороны органов управления ООО), так и ничтожных (притворные). См. об этом постановление 15-го ААС от 05.05.2015 по делу № А53-24601/2012.

Таким образом, разница в недействительных и ничтожных сделках состоит в том, что первое понятие шире и включает второе (т. е. всякая ничтожная сделка будет недействительной, но недействительной может быть и оспоримая сделка). Оспоримая и ничтожная сделка — разница в этом случае заключается в том, что первая будет считаться недействительной, только если таковой ее признает суд, вторая же недействительна изначально и не требует, чтобы суд установил данный факт.

Признание сделки мнимой

Разбирая мнимые и притворные сделки

судья Акмолинского областного суда

Сделка — это всегда волевой акт, правомерное действие, направленное на возникновение, изменение или прекращение правоотношений.

Сделка порождает гражданские правоотношения, именно гражданским законом определяются правовые последствия, которые наступают в результате ее совершения.

Согласно п. 1 ст. 160 ГК недействительна мнимая сделка, совершенная лишь для вида, без намерения вызвать юридические последствия.

Согласно п. 2 ст. 160 ГК, если сделка совершена с целью прикрыть другую сделку (притворная), то применяются правила, относящиеся к той сделке, которую стороны действительно имели в виду.

Как волевой акт сделка содержит в себе единство воли и волеизъявления. Элементом психического отношения человека к совершаемому им действию, который может иметь значение для сделки, является мотив. Законодательством могут быть предусмотрены случаи, когда мотив приобретает юридическое значение, например, совершение сделки с целью, противной основам правопорядка и нравственности, то есть когда мотив, цель сделки предопределяют ее недействительность.

Следует отличать мотив и цель сделки от основания сделки, то есть того типового результата, который должен быть достигнут исполнением сделки. Конкретная правовая цель, которую желает достичь лицо, может не совпадать с основанием сделки, в этом случае речь идет о мнимой или притворной сделке. При мнимой сделке основание сделки отсутствует.

При заключении мнимой сделки стороны не имеют цели на возникновение, изменение или прекращение правоотношений. Если хотя бы одна сторона имеет такое намерение, то сделка не может быть признана мнимой. Ошибка в предмете сделки не ведет к мнимости сделки.

Люди часто путаются в видах недействительных сделок, и их обращения в суд остаются без удовлетворения. Это можно увидеть из дел, рассматриваемых судами.

В деле по иску Ж. к В., Г. и Д. о признании сделок купли-продажи квартиры мнимыми, истец Ж. мотивировал свои требования тем, что у него на праве собственности имеется двухкомнатная квартира. Ранее принадлежащая ему квартира была однокомнатной. Соседняя квартира была трехкомнатной и принадлежала В. Истец выкупил у В. одну комнату, переоборудовал квартиру в двухкомнатную и жил в ней длительное время. В. продал трехкомнатную квартиру Г., а Г. — Д.

Истец считает, что сделки между В. и Г., и Г. и Д. — мнимые, т.к. ответчики не могли продать то, чего у них не было (трехкомнатную квартиру).

Решением суда в удовлетворении иска было отказано, поскольку участники сделки имели намерение продать и купить именно трехкомнатную, а не двухкомнатную квартиру. Хотя Ж. перерегистрировал свою однокомнатную квартиру как двухкомнатную, перерегистрация трехкомнатной квартиры не была произведена, по регистрации и документам она продолжала оставаться таковой.

Читайте так же:  Накопительный счет

Суд отказал в удовлетворении иска, указав, что требование о мнимости не соответствовало ст. 160 ч. 1 ГК.

Сложность рассмотрения требований о мнимости сделки вызывается отсутствием доказательств. Как правило, истцы не могут представить доказательства того, что воля не соответствует волеизъявлению и фактически совершенным действиям. Суды обоснованно возлагают доказывание мнимости сделки на истца.

К примеру, в деле по иску Х. к К. о признании недействительным договора дарения по признаку мнимости истец свои требования мотивировал тем, что причиной совершения договора дарения квартиры явилась ссора с женой, что у него не было намерения отдавать свое единственное жилье безвозмездно брату. Брат истца умер в январе 2010 года, а его вдова К., переоформив квартиру на свое имя, намеревается продать ее.

При рассмотрении дела судом было установлено, что истец с супругой переехали в г. Астану в 2007 году и по настоящее время проживают в городе.

Отказывая в удовлетворении иска, суд исходил из фактических обстоятельств дела: предмет сделки фактически был передан одаряемому, он им пользовался, владел как своим собственным имуществом, проживая в доме со своей семьей и родителями, нес бремя содержания, что не оспаривается истцом; даритель ни до, ни после заключения сделки не пользовался имуществом.

Апелляционная коллегия согласилась с такими выводами, т.к. доказательства мнимости сделки, кроме пояснений самого истца, суду не представлены. Кроме того, апелляционный суд применил п. 5 ст. 8 ГК и указал на злоупотребление истцом своим правом на судебную защиту.

В обоснование мнимости сделки не могут приводиться обстоятельства, не являющиеся элементом сделки.

Сделку можно признать мнимой в тех случаях, когда она совершается для вида с целью уклонения от исполнения обязательства перед другим лицом. В таких случаях наряду с п. 1 ст. 160 ГК требование может быть заявлено по основанию п. 3 ст. 158 ГК.

В деле по иску Кр. к А., С., Т. о признании недействительными сделок купли-продажи дома, требования мотивированы тем, что согласно условиям мирового соглашения от 13.07.2009 года А. должна была выплатить истцу 2 700 000 тенге. Однако до исполнения условий мирового соглашения она оформила с С. договор купли-продажи дома, а тот в свою очередь, продал дом Т. При этом должница проживает в доме. Суд учел указанные обстоятельства и, удовлетворив иск, указал, что они были совершены между ответчиками лишь для вида, без намерения вызвать юридические последствия, с целью уклонения от исполнения обязательств перед истцом.

Требование о признании сделки притворной встречается в практике судов чаще, чем мнимая сделка.

Для притворной сделки требуется наличие двух сделок: одной действительной сделки, и второй — совершенной для вида. У сторон притворной сделки существует только одна воля, имеющая два проявления — одна направлена на совершение прикрываемой сделки, другая — на совершение притворной сделки.

Целью совершения притворной сделки является желание скрыть действительную сделку. Отсутствие такой цели означает, что сделка является действительной, а не притворной. Отсутствие прикрываемой сделки означает, что заявляться должно требование о признании сделки мнимой, а не притворной.

Например, судом рассмотрено дело по иску Ж. к З., Н., К. о признании договора купли-продажи жилого дома между ответчиками притворной.

Установлено, что по решению суда от 2008 года З. должен передать истцу 2 800 000 тенге. Ответчики З. и Н. являются гражданскими супругами и совместно проживают с 1984 года, приобрели жилой дом в 2001 году у К. Последний выдал доверенность на имя З., а тот оформил купленный дом на гражданскую жену Н. Истец полагал, что тем самым должник уклоняется от исполнения денежных обязательств перед ним, отказываясь зарегистрироваться собственником, хотя фактически является таковым. Отказывая в удовлетворении иска, суд указал, что оформление собственником дома Н. не противоречит закону, так как жилой дом фактически находился в совместном пользовании и владении Н. и З. и данные действия ответчиками были совершены с целью оформления своего права на имущество в соответствии с законом, а не с целью прикрытия другой сделки, поэтому суд признал доводы истца о притворности сделки необоснованными. (В данном случае истец выбрал неправильный способ защиты. Для обращения взыскания на общее имущество ему следовало поставить вопрос о признании дома общим имуществом, регистрации З. собственного дома, чтобы в последующем поставить вопрос об обращении взыскания на долю в общем имуществе).

Апелляционная коллегия согласилась с выводами суда, т.к. согласно п. 2 ст. 160 ГК цель прикрытия фактически совершенной сделки должна присутствовать на момент совершения притворной сделки.

Возможна притворность части сделки, при этом независимо от того, каким из условий является эта часть — существенным, обычным, или случайным. Часть сделки — это любая составляющая ее элементов: субъект, субъективная сторона, форма и содержание.

Встречается требование о признании сделки притворной по субъекту сделки, например, оформление права собственности на купленную вещь на третье лицо. Признание недействительной части сделки не влечет недействительность всей сделки и суд может признать покупателем то лицо, которое фактически купило вещь, вместо «подставного» лица.

Видео (кликните для воспроизведения).

Требования о признании сделок недействительными предъявляются в суд часто, но вопросов в применении норм материального закона не становится меньше. Эти дела по-прежнему относятся к категории сложных.

Источники


  1. Марченко, М.Н. Общая теория государства и права. Академический курс в 3-х томах. Том 1 / М.Н. Марченко. — М.: Зерцало, 2002. — 546 c.

  2. Мишин А. А. Конституционное (государственное) право зарубежных стран; Юстицинформ — Москва, 2010. — 560 c.

  3. Скурихин, А.П. Испанско-русский юридический словарь: моногр. / А.П. Скурихин. — М.: Русский язык — Медиа, 2014. — 552 c.
  4. Курскова Г. Ю. Политический режим Российской Федерации. Теоретико-правовой аспект; Юнити-Дана, Закон и право — Москва, 2008. — 296 c.
  5. Научно-практический комментарий к Земельному кодексу Российской Федерации с постатейными материалами и судебной практикой / Под редакцией С.А. Боголюбова. — М.: Юрайт, 2018. — 800 c.
Признание сделки мнимой
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here