Однородные требования

Описание страницы: однородные требования - 2020 ujl от профессионалов для людей.

Что такое однородные требования

В гражданском законодательстве нет определения однородных требований. Они лишь упоминаются в ст. 410 ГК РФ в связи с зачетом: сделать одностороннее заявление о зачете можно, только если требования однородны.

Суды нередко считают, что однородные требования — это такие, предмет которых определен одними и теми же родовыми признаками, то есть у которых однородный предмет. При этом необязательно, чтобы требования вытекали из одного и того же обязательства или обязательств одного вида (п. 7 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 29.12.2001 N 65).

Однородный предмет — это:

  • деньги. Требования, которые имеют денежное выражение, являются однородными и могут быть зачтены. Например, по общему правилу арендатор вправе после прекращения договора аренды зачесть в счет арендных платежей стоимость неотделимых улучшений, которые он произвел с согласия арендодателя за свой счет.

При этом денежные требования могут быть выражены как в рублях, так и в иностранной валюте. Требования в разных валютах являются однородными, их можно зачесть. Учтите только, что зачет однородных требований при осуществлении валютных операций может быть ограничен валютным законодательством;

  • вещи одного рода и качества. Например, однородными и пригодными для зачета могут быть требования по поставке контрагентами друг другу пшеницы одинакового качества;
  • ценные бумаги одного рода и качества. Например, облигации одного выпуска или векселя одного банка.

Обратите внимание: требование оплатить вексель является денежным, и оно всегда однородно другим общегражданским требованиям, которые выражены в деньгах (п. 26 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 33, Пленума ВАС РФ N 14 от 04.12.2000). Это значит, что, если вы можете предъявить вексель к оплате обязанному лицу, требование об этом вы можете зачесть в счет вашей денежной обязанности перед ним, например оплатить поставку.

Рекомендуем ознакомиться:

Не нашли ответа на свой вопрос?

Узнайте, как решить

именно Вашу проблему — обращайтесь в форму онлайн-консультанта . Или позвоните нам по телефонам:

Однородные требования

Главная страница Форум Гарант

Наша компания предъявила контрагенту к оплате векселя — вексельную сумму с процентами, этот контрагент, в свою очередь, предъвил нам претензию о взыскании процентов по ст. 395 ГК.
Сумма процентов, которую должны мы, равна сумме процентов по векселям.
? — Можем ли мы зачесть эти встречные однородные требования по ст. 410 ГК?

Меня смущает, что юридическая природа этих требований (как мне кажется) разная и нельзя признать их однородными. По предмету — безусловно, в обоих случаях деньги, но юридической сущности требования разные.
Посмотрела практику, пример неоднородности требований такой — требование А к Б о выдаче кредита и требование Б к А об оплате переданной продукции признано неоднородным.
Какие мнения?

Джулия, посмотрите эту выдержку из постановления пленума ВАС:

Обзор практики разрешения споров, связанных с прекращением обязательств зачетом встречных однородных требований, направленный Информационным письмом Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 29 декабря 2001 г. N 65.

Зачет: проблемы практического применения

Одним из наиболее распространенных способов прекращения обязательства является зачет.

Согласно ст. 410 Гражданского кодекса РФ обязательство прекращается полностью или в части зачетом встречного однородного требования, срок которого наступил либо срок которого не указан или определен моментом востребования.

Соответственно для действительности и возможности проведения сделки зачета необходимо одновременное выполнение трех условий:

    1. Предъявляемые к зачету требования должны быть однородными;
    2. Срок исполнения обязательств должен наступить или определен моментом востребования;
    3. Требования должны быть встречными, то есть кредитором по предъявляемому к зачету требованию должен быть должник по требованию, в отношении которого осуществляется зачет (исключение составляют случаи уступки права требования и поручительство, когда возможно предъявление к зачету обязательства, кредитором по которому является другое лицо).

[3]

К сожалению, стороны не всегда учитывают необходимость неукоснительного соблюдения вышеперечисленных условий, что в итоге ведет к признанию совершенного ими зачета недействительным. Так, например, в Постановлении Президиума ВАС РФ от 03.09.96 N 779/96 отмечается, что не являются однородными требованиями требование о перечислении авансового платежа за полученные товары . по одному договору, и требование о взыскании пени за недопоставку . по другому.

В то же время судебная практика признала однородными требования, вытекающие из договоров поставки (оказания услуг) и требования, вытекающие из векселя, так как они оба являются денежными (п. 26 Постановлении Пленумов ВАС РФ и Верховного суда РФ от 04 декабря 2000 года N 33/14 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с обращением векселей»).

Спорным в этой связи является вопрос о том, являются ли однородными требования в случае, если валюта обязательств различается (неоднородна). Например, банк имеет требование к организации в отношении выданного ей кредита в иностранной валюте, а организация, в свою очередь, имеет требование к банку, вытекающее из его простых векселей, номинированных в рублях. Как представляется, в данном случае нет препятствий к зачету, так как и первое, и второе требования являются денежными. Спор может возникнуть только по поводу определения курса, по которому производится зачет. Указанное мнение подтверждается и судебной практикой. Так, например, в Постановлении Федерального арбитражного суда Московского округа от 16 марта 1999 года по делу N КГ-А40/264-99 отмечается, что доводы в кассационной жалобе о том, что зачет взаимных обязательств между сторонами был невозможен в силу их неоднородности — доллары США и рубли РФ — являются несостоятельными, поскольку судебная коллегия считает, что между сторонами по делу существовали денежные обязательства, зачет которых был обоснованно произведен ответчиком и судом в силу ст. ст. 317, 140 РФ в рублях, исходя из официального курса доллара по отношению к рублю на день проведения зачета.

При совершении сделки зачета следует также иметь в виду, что зачет нельзя проводить не только в тех случаях, когда нет одновременного соблюдения всех трех условий о зачете, но и в случаях, когда законом или договором не допускается зачет взаимных требований. Например, согласно ст. 411 Гражданского кодекса РФ не допускается зачет требований о взыскании алиментов.

Указанное находит свое отражение и в судебной практике. Так, в Постановлении Президиума ВАС РФ от 28.03.99 N 5951/99 отмечено, что так как в отношении банка возбуждено дело о банкротстве, то после даты возбуждения этого дела кредиторы истца (т.е. банка) не вправе получать от него какие-либо суммы (в том числе и путем зачета встречных однородных требований) без соблюдения порядка, установленного Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)».

Очень актуальным и до сих пор однозначно неразрешенным является вопрос о действительности сделки зачета в случае, если она была совершена в нарушение требований валютного законодательства РФ.

К сожалению, судебная практика весьма неоднозначна в этом вопросе и очень часто зачет признается несостоявшимся (недействительным) именно в связи с тем, что он совершен в нарушение требований валютного законодательства, ведь согласно п. 4 ст. 2 Закона РФ от 9 октября 1992 г. N 3615-1 «О валютном регулировании и валютном контроле» подобные сделки являются недействительными.

Однако, как представляется, такая позиция является несостоятельной.

Читайте так же:  Увольнение при сокращении штатов

Согласно преамбуле Закона о валютном регулировании он определяет принципы осуществления валютных операций в Российской Федерации, полномочия и функции органов валютного регулирования и валютного контроля, права и обязанности юридических и физических лиц в отношении владения, пользования и распоряжения валютными ценностями, ответственность за нарушение валютного законодательства. В соответствии с подп. «а» п. 7 ст. 1 Закона валютными являются операции, связанные с переходом права собственности и иных прав на валютные ценности, в том числе операции, связанные с использованием иностранной валюты в качестве средства платежа. Например, валютная операция, предусмотренная подпунктом «а» пункта 7 статьи 1 Закона о валютном регулировании, представляет собой сделку, непосредственным результатом которой является переход прав на валютные ценности к другому лицу. Между тем, при зачете не происходит никакого перехода права собственности на валютные ценности, так как денежные расчеты не осуществляются.

Кроме того, как разъяснил Высший Арбитражный Суд РФ, нарушение валютного законодательства, возможно допущенного при исполнении сделки зачета, не влечет недействительности сделки в целом и может быть лишь основанием для привлечения ответственной стороны к публично-правовой ответственности (например, штраф и т.д.) (п. 16 Информационного письма ВАС РФ N 52 от 31 мая 2000 года «Обзор практики разрешения споров, связанных с применением законодательства о валютном регулировании и валютном контроле»). Следовательно, даже если предположить, что организацией было нарушено при проведении зачета валютное законодательство, это не влечет недействительности совершенного ею зачета. Соответственно, если сделка зачета не содержит оснований для признания ее ничтожности в силу норм Гражданского кодекса РФ, зачет следует считать состоявшимся.

Кроме того, Центральный банк РФ, являющийся основным органом валютного регулирования и валютного контроля на территории РФ, в своем Письме «Обобщение практики применения нормативных актов Банка России по вопросам валютного регулирования» («Вестник Банка России», N 31, 16 мая 2001 г.) специально к случаям проведения зачета разъяснил, что сам по себе зачет не предполагает осуществления расчетов и, соответственно, не является валютной операцией. Таким образом, при зачете встречного однородного требования по контракту между резидентом и нерезидентом не производится денежных расчетов и, следовательно, указанная операция не является предметом регулирования валютного законодательства и может осуществляться без ограничений в соответствии с нормами гражданского законодательства.

Очевидно, что указанное Разъяснение ЦБ РФ относится ко всем видам зачета, в том числе и в случае, если зачет происходит в иностранной валюте, так как и в этом случае не происходит собственно денежных расчетов.

В то же время при проведении зачета, если речь идет, в частности, о внешнеэкономическом контракте, в котором резидент выступает как продавец, происходит нарушение резидентом требований валютного законодательства в части обязательного зачисления валютной выручки на валютный счет в банке (п. 8 Указа Президента РФ от 14 июня 1992 г. N 629 «О частичном изменении порядка обязательной продажи части валютной выручки и взимания экспортных пошлин»). Однако подобное нарушение может повлечь лишь применение мер административной ответственности к нарушителю, но не признание сделки зачета ничтожной в силу норм гражданского законодательства.

Особо регулируется Гражданским кодексом РФ случаи зачета при уступке требования.

Основное правило заключается в том, что в случае уступки требования должник вправе зачесть против требования нового кредитора свое встречное требование к первоначальному кредитору. При этом зачет производится, если требование возникло по основанию, существовавшему к моменту получения должником уведомления об уступке требования, и срок требования наступил до его получения либо этот срок не указан или определен моментом востребования. Как указано в Постановлении Президиума ВАС РФ от 17.03.98 N 6173/97 при исполнении кредитных договоров должник вправе зачесть против требований нового кредитора свое встречное требование, возникшее из договора банковского счета, заключенного с первоначальным кредитором, поскольку в данном случае срок указанного встречного требования определен моментом востребования.

На практике большие трудности вызывает и вопрос о правовой природе взаимозачета, поскольку в законодательстве нет специальных норм, посвященных взаимозачетам. При этом стороны зачастую составляют протоколы (акты, соглашения) о взаимозачете, которые содержат нечеткие или просто юридически безграмотные формулировки.

Основной вопрос — является ли многосторонний взаимозачет сделкой?

Так, весьма широко распространено мнение (в том числе и в судебных инстанциях) о том, что подобный зачет не является сделкой, а лишь представляет собой один из способов организации взаимных расчетов между хозяйствующими субъектами. Так, например, по одному из дел апелляционная инстанция, отменяя решение суда первой инстанции, прекратила производство по делу, сославшись на то, что Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации не предусматривает возможности рассмотрения споров, связанных с признанием недействительными протоколов взаимозачетов (погашения долгов), и что протокол взаимозачетов не является сделкой (договором) (см. Постановление Президиума ВАС РФ 20.06.00 N 7222/99)

Однако, подобное утверждение неверно.

В соответствии со статьями 153 и 154 Гражданского кодекса Российской Федерации сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Сделки могут быть двух — или многосторонними (договоры) и односторонними. Согласно пункту 1 статьи 420 названного Кодекса договором признается соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей. Оспариваемый протокол о зачете взаимных долгов по своей правовой природе является многосторонней сделкой (договором), поскольку прекращает гражданские права и обязанности сторон, носит экономический характер. Поэтому в силу статьи 22 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации данный спор подлежит рассмотрению арбитражным судом. Именно такие выводы сделал Президиум Высшего арбитражного суда РФ в вышеуказанном деле, которые представляются совершенно обоснованными.

В заключение хотелось бы обратить внимание на порядок совершения зачета в процессе судебного разбирательства спора.

Судебная практика исходит из того, что зачет возможен и на стадии, когда спор уже рассматривается судом, однако он должен быть заявлен в особой форме: как встречный иск со всеми вытекающими отсюда последствиями (оплата госпошлины и т.д.). Одного заявления в данном случае (ст. 410 ГК РФ) является недостаточным, и в этом случае зачет судом не принимается.

Максим Смирнов, юрист пресс-службы компании «Гарант»

Максим Смирнов, юрист пресс-службы компании «Гарант»

Что такое однородные требования

В гражданском законодательстве нет определения однородных требований. Они лишь упоминаются в ст. 410 ГК РФ в связи с зачетом: сделать одностороннее заявление о зачете можно, только если требования однородны.

Суды нередко считают, что однородные требования — это такие, предмет которых определен одними и теми же родовыми признаками, то есть у которых однородный предмет. При этом необязательно, чтобы требования вытекали из одного и того же обязательства или обязательств одного вида (п. 7 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 29.12.2001 N 65).

Однородный предмет — это:

  • деньги. Требования, которые имеют денежное выражение, являются однородными и могут быть зачтены. Например, по общему правилу арендатор вправе после прекращения договора аренды зачесть в счет арендных платежей стоимость неотделимых улучшений, которые он произвел с согласия арендодателя за свой счет.

При этом денежные требования могут быть выражены как в рублях, так и в иностранной валюте. Требования в разных валютах являются однородными, их можно зачесть. Учтите только, что зачет однородных требований при осуществлении валютных операций может быть ограничен валютным законодательством;

  • вещи одного рода и качества. Например, однородными и пригодными для зачета могут быть требования по поставке контрагентами друг другу пшеницы одинакового качества;
  • ценные бумаги одного рода и качества. Например, облигации одного выпуска или векселя одного банка.
Читайте так же:  Прощение долга проводки

Обратите внимание: требование оплатить вексель является денежным, и оно всегда однородно другим общегражданским требованиям, которые выражены в деньгах (п. 26 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 33, Пленума ВАС РФ N 14 от 04.12.2000). Это значит, что, если вы можете предъявить вексель к оплате обязанному лицу, требование об этом вы можете зачесть в счет вашей денежной обязанности перед ним, например оплатить поставку.

Рекомендуем ознакомиться:

Не нашли ответа на свой вопрос?

Узнайте, как решить

именно Вашу проблему — обращайтесь в форму онлайн-консультанта . Или позвоните нам по телефонам:

Произвести зачет встречных однородных требований с банкротом уже нельзя

В рассматриваемой ситуации заявить о прекращении встречных однородных требований было возможно только до даты возбуждения в отношении продавца ­дела о банкротстве.

Однородные встречные обязательства могут быть прекращены зачетом независимо от того, имеется ли упоминание в тексте договоров о взаимосвязи этих сделок. При этом встречное исполнение однородного обязательства, как произошло в рассматриваемой ситуации, автоматически не влечет прекращение обязательства по другому договору. Зачет по умолчанию гражданским законодательством не допускается (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 25.06.2014 по делу № А11-11011/2011).

В силу ст. 410 ГК РФ обязательство прекращается полностью или частично зачетом встречного однородного требования, срок которого наступил либо срок которого не указан или определен моментом востребования. Для зачета достаточно заявления одной стороны. Таким образом, фактически зачет встречных требований является односторонней сделкой. Поэтому если одна из сторон договора заинтересована в зачете встречных требований, ей необходимо направить в адрес контрагента заявление о зачете.

При отсутствии такого заявления сама по себе поставка товаров по второму, пусть и однородному, договору не приводит к прекращению возникшего из другого основания денежного обязательства поставщика перед покупателем (п. 5 Обзора практики разрешения споров, связанных с прекращением обязательств зачетом встречных однородных требований, утв. информационным письмом Президиума ВАС РФ от 29.12.2001 № 65).

Как следует из текста вопроса, в отношении продавца возбуждено дело о банкротстве. В силу п. 1 ст. 63 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» с даты принятия арбитражным судом определения о введении наблюдения не допус­кается прекращение денежных обязательств должника путем зачета встречного однородного требования, если при этом нарушается очередность удовлетворения требований кредиторов. Отметим, что требования кредиторов, в частности по договорам поставки, удов­летворяются в третью очередь (п. 4 ст. 134 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ).

С даты введения наблюдения все материальные требования к должнику должны заявляться в рамках дела о банкротстве (Определение ВАС РФ от 30.07.2014 № ВАС-10215/14). Поэтому в данной ситуа­ции у покупателя нет возможности произвести зачет встречных требований, финансовые требования по договору поставки к продавцу можно заявить только в рамках процедуры банкротства.

Что такое «однородные требования»?

Оксана Струнская, эксперт «ЭЖ-Юрист».

Энергоснабжающая организация обратилась в суд с иском о взыскании задолженности по нескольким договорам энергоснабжения с одним и тем же лицом. Может ли суд признать эти требования неоднородными и потребовать их разделения на отдельные иски?

Ю. Дергунов, г. Омск

Согласно подп. 2 п. 1 ст. 129 АПК РФ арбитражный суд возвращает исковое заявление, в котором соединено несколько требований к одному или нескольким ответчикам, если эти требования не связаны между собой (это правило аналогично содержавшемуся в подп. 6 п. 1 ст. 108 АПК 1995 года). Однако если ранее действовавший АПК 1995 года не содержал условий соединения требований в одном исковом заявлении, то ныне действующий Кодекс специально подчеркивает, что требования должны быть связаны по основаниям возникновения или представленным доказательствам.

Тем не менее АПК РФ не разъясняет, что же понимается под связью по основаниям возникновения (в случае с доказательствами вопрос более ясен — требования, по-видимому, могут быть объединены, если они подтверждаются одними и теми же доказательствами, то есть у этих требований присутствуют общие доказательства фактического основания иска) .

Подробнее об этом см., например: комментарий к АПК РФ / Под редакцией М.С. Шакарян. М., 2003. С. 312.

Кроме того, необходимо особо отметить, что однородность требований в контексте их объединения в одном исковом заявлении не упоминается ни в АПК 1995 года, ни в ныне действующем АПК РФ. Поэтому было бы, на наш взгляд, неверным применять этот критерий, позаимствованный из норм ГК РФ о зачете, к процессуальным правилам объективного соединения исков, поскольку ГК РФ прямо говорит об однородности требований, а не об их связанности (тем более связанности по каким-либо признакам — см., например: Постановление ФАС ДВО от 14.10.2002 N Ф03-А49/02-1/2115). Истец может соединять требования в одном заявлении в целях ускорения и облегчения рассмотрения иска только тогда, когда это предусмотрено АПК РФ. Случаи объединения могут быть достаточно разными, в судебной практике чаще всего встречаются следующие.

Кроме того, суды объединяют в одном производстве требования, связанные с правами на недвижимость, и требования о признании государственной регистрации недействительной (см, например: дела N А40-24503/00-39-235, А40-35193/00-119-21 Арбитражного суда г. Москвы).

  • Требования связаны с неоднократными фактами неисполнения предусмотренных законом обязанностей (например, ФАС ВСО в Постановлении от 07.10.2004 N А33-8944/04-С6-Ф02-4054/04-С1 указал, что налоговой инспекцией заявлены однородные требования о взыскании налоговых санкций в связи с неисполнением предпринимателем своих обязанностей, предусмотренных ст. 23 НК РФ).
Видео (кликните для воспроизведения).

В указанном выше Постановлении Пленума от 31.10.96 N 13 (которое, однако, может приниматься во внимание лишь частично, поскольку не противоречит новому Кодексу) приводится и ряд других примеров связи требований: о признании недействительным акта и о возврате сумм, уплаченных на основании этого акта; о взыскании стоимости недостачи, полученной по нескольким транспортным документам и оформленной одним актом приемки или оплаченной по одному расчетному документу.

При этом следует учитывать, что судебная практика исходила из того, что взыскание задолженности по нескольким однородным договорам, заключенным истцом с одним и тем же лицом, может производиться в одном исковом заявлении (так, например, ФАС СЗО в Постановлении от 21.02.2001 N 0-2795 указал на правомерность предъявления как вытекающих из одного основания требований о взыскании задолженности по нескольким договорам поставки тепловой энергии). Что же касается неоднородных требований, то в качестве таковых, например, рассматриваются требования из договоров перевода долга, денежного займа, купли-продажи (см.: Постановление ФАС ВСО от 15.05.2003 N А33-19057/02-С1-Ф02-1384/03-С2), требования из нескольких самостоятельных кредитных договоров, каждый из которых оформлен на различные суммы, имеет свой срок действия и соответственно порядок исполнения (Постановление ФАС ВВО от 07.04.2000 N А38-11/19-2000).

Поскольку действующий АПК РФ предусматривает соединение требований истцом при подаче искового заявления при наличии связи по основаниям возникновения (а не по одному основанию), суд, рассматривая вопрос о возможности принятия искового заявления, в котором соединено несколько однородных требований, должен рассматривать эти основания в совокупности (см., например: Постановление ФАС ВСО от 09.07.2002 N А33-3325/02-С2-Ф02-1812/02-С2).

Следует сделать вывод, что, исходя из требования целесообразности, суд может принять к рассмотрению исковое заявление, в котором соединены требования о взыскании задолженности по нескольким однородным договорам между одними и теми же субъектами. Тем не менее однозначно этот вопрос в судебной практике не решен (тем более в описываемой ситуации налицо несколько фактических оснований иска при идентичности правового основания, а это не позволяет рассматривать указанные требования как однородные по основаниям возникновения). Более правильным представляется соединение истцом этих требований в одном исковом заявлении по принципу «одинаковых представленных доказательств» (что, однако, также несколько спорно).

Читайте так же:  До скольки лет алименты

В данном случае следует, по-видимому, обратить внимание и на положения п. 2 ст. 130 АПК РФ, согласно которому суд вправе объединить несколько однородных дел, в которых участвуют одни и те же лица, в одно производство для самостоятельного рассмотрения. Эта норма прямо указывает на однородность дел, а не оснований возникновения требований, а в этом случае возможности для объединения в одно производство значительно шире: как отмечается в литературе, однородными следует считать дела со сходным объектом (например, при взыскании задолженности по нескольким договорам поставки, подряда; так, ФАС МО объединил в одно производство иски о взыскании убытков, вызванных некачественным выполнением работ по двум различным договорам, — Постановление ФАС МО от 27.11.2000 N А40/5387-00). Тем не менее объединение дел в производстве и предъявление одного иска, объединяющего несколько требований, — это разные правовые институты, и основания для объединения дел значительно шире, чем для объединения требований.

Таким образом, анализ законодательства и судебной практики показывает, что вопрос о возможности производства по заявлению с объединенными требованиями решается исключительно судом, причем, как правило, в случае наличия одного договора, по которому взыскивается задолженность за разные периоды, требования признаются соединимыми в контексте одного искового заявления; что же касается требований, вытекающих из нескольких договоров, то их объединяет в одно производство уже сам суд после принятия нескольких исковых заявлений.

Поэтому на поставленный вопрос, по-видимому, коротко следует ответить таким образом: истцу целесообразнее предъявить несколько исков, которые потом должны быть соединены в одном производстве с тем, чтобы избежать возвращения искового заявления.

Однородность требования

2. Однородность требования.

Законодатель не пояснил, что имел ввиду в п. 1 ст. 381 ГК под однородностью требования (что значит требования одного рода), вследствие чего ни в литературе, ни на практике нет единообразного подхода к ее определению [21, С. 73].

В отношении определения однородности зачитываемых требований обозначились две позиции.

Первую точку зрению представляла в том числе ленинградская школа права. Ее последователи считают, что однородность требования означает «однородность предмета обязательства (деньги, вещи одного и того же рода и прочее) с тем, чтобы зачету не предшествовало соглашение сторон об изменении предмета обязательства». Такой же точки зрения придерживается и В. Ю. Бакшинскас. Единственно, он рассматривает понятие однородности встречных требований, отмечая, что «предметом встречных обязательств должны быть вещи, определяемые родовыми признаками, в том числе деньги».

Второй подход к проблеме определения однородности встречных требований раскрыт в работах М. И. Брагинского, который исходит из того, что зачитываемые требования должны отвечать признаку однородности не только предмета, но и существа обязательств, из которых эти требования вытекают [22].

Рассмотрим, что представляет собой однородность предмета требования. В силу обязательства кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности, как-то: передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги и т. п., либо воздержаться от определенного действия. [1, п. 1 ст. 288]

Однородными, следовательно, будут требования, если встречное требование состоит в уплате денег и требование основное так же состоит в уплате денег. То же относиться к передаче имущества, выполнению работы, оказанию услуги. Предмет требования конкретизируется в соответствующем договоре, однако не следует его отождествлять с предметом договора. Предмет требования остается на уровне предмета обязательства с конкретизацией его в договоре.

Закон исходит из требования фактической, а не юридической однородности (тождественности характера, режима удовлетворения, прекращения и т. п.), равно как и не предусматривает совпадения видовой характеристики зачитываемых требований [23].

Зачет неденежных однородных обязательств имеет ограниченную сферу применения и представлен зачетом обязательств по передаче однородных товаров, возникших из договоров купли-продажи, займа и др. Возможен зачет неде-нежных обязательств, предметом которых является совершение однородных действий, если действия не определяются исключительными свойствами данного лица, не нарушают интересов сторон, лишены строгой индивидуальности и по своему существу являются вполне заменимыми.

Нередко на практике зачет отождествляют с меной. Именно в разнородности товаров заключается экономический смысл меновой сделки. Цель зачета – прекращение обязательств, тогда как целью мены является встречная передача имущества в собственность [26].

В литературе отмечается, что не смотря на то, что деньги являются вещами определяемыми родовыми признаками, не могут быть предметом зачета требования, если одно из них номинировано в национальной валюте, а другое – в иностранной. Однако зачет осуществим, если валютное требование будет выражено в рублях по курсу, согласованному сторонами, поскольку размер зачитываемого требования не должен оспариваться. «Такой же, в принципе должен быть подход и при решении вопроса о зачете требований, номинированных в различных иностранных валютах» [21, С. 74].

Признание однородности требований только по предмету обязательства позволяет сторонникам такой однородности утверждать следующее.

Во-первых, однородными можно считать требования, возникшие из одного двустороннего договора. Например, обязательства из договора банковского счета, когда каждая из сторон обязана уплатить другой определенную денежную сумму.

Во-вторых, однородными можно считать требования, возникшие из двух обязательств одного типа, в том числе внедоговорных. Например, существуют два договора займа, должник в одном из которых является кредитором в другом. Либо возникли два встречных требования из причинения вреда имуществу. Очевидно, возможность зачета в таких ситуациях не вызывает сомнений.

В-третьих, однородными можно считать требования, возникшие из двух разнотипных договоров либо из разных внедоговорных обязательств. Например, должник по договору займа является кредитором по договору об оказании услуг (в случае предъявления денежного требования вследствие неисполнения договора), либо имуществу субъекта, получившего неосновательное обогащение, причинил вред субъект, который имеет право требовать возврата неосновательно полученного [24, С. 22].

Признавая лишь однородность предмета требования В. В. Подгруша продолжает: «не требуется, чтобы правовое основание возникновения основного и встречного требований было одинаковым, например только договор займа. Основное требование может возникнуть из договора купли-продажи, встречное – из договора займа. Но если предмет по обоим договорам – деньги, то зачет возможен. Нет препятствий для зачета встречных требований, возникших, с одной стороны, из договора, а с другой – из внедоговорного обязательства» [21, С. 73].

Что же касается позиции, согласно которой однородность должна проявляться не только в однородности предмета, но и в природе обязательств, то Вилесова О., Казакова А. отмечают, что понятие правовой природы обязательств, существа обязательств нигде не зафиксировано [22].

М. И. Брагинский, рассматривая вопрос об однородности природы обязательства, отмечает, что «должны быть признаны неоднородными и соответственно неспособными к зачету требования о перечислении авансового платежа на полученные товары – по одному договору, и о взыскании пени за недопоставку — по другому» [27, С. 663].

Такой же точки зрения придерживается А. М. Эрделевский: «Для совершения зачета требуется и достаточная однородность оснований возникновения требований, например, денежное требование об уплате аванса не может быть зачтено против требования об оплате уже выполненной по договору работы» [28].

Комментируя ст. 381 ГК И. Н. Щемелева отмечает, что «Однородность не исчерпывается лишь предметом зачитываемых требований, они должны быть однородными по своей правовой природе (например, не могут быть зачтены встречные обязательства, одно из которых является основным, а другое — акцессорным)» [6, С. 508].

Читайте так же:  Участник боевых действий льготы

Иностранные законодательства (особенно романской группы) довольно подробно отвечают на вопрос о том, что есть необходимая для зачета однородность требований.

Римские юристы исходили из того, что смысл зачета состоит в устранении взаимной передачи одних и тех же вещей. Потому оба засчитываемых долга должны были иметь один и тот же предмет, в качестве которого выступали, очевидно, только res fungibiles. Основание долга в расчет, как правило, не принималось.

Этот подход был реализован в Гражданском кодексе Франции. В частности, в ст. 1291 ФГК сказано, что «зачет может происходить лишь между двумя долгами, которые одинаково имеют своим предметом денежную сумму или определенное количество заменимых вещей одного рода и которые являются одинаково определенными по количеству. ».

Еще более определенные предписания об однородности содержатся в Своде гражданских узаконений губерний Прибалтийских: «Должник может предъявить встречное свое требование против воли на то кредитора только тогда, когда предметы обоих требований однородны. » (§ 3546); «При определении однородности взаимных требований не берутся в расчет основания, из которых каждое происходит»(§ 3547).

В соответствии с § 3550 названного Свода «предметы взаимных требований признаются однородными, когда к зачету представлены заменимые вещи одинакового с засчитываемыми свойства или еще лучшего; когда предметы требований принадлежат к одному и тому же виду; наконец, когда требования имеют целью такие механические действия, которыми независимо от различия участвующих в них лиц и в том вообще предположении, что личность не имеет здесь значения, производятся вполне одинаковые предметы».

Германское гражданское уложение также придерживается римского подхода, делая акцент на однородности не столько основания требований, сколько предмета требования. В частности, § 387 ГГУ открывается словами: Если два лица должны взаимно исполнить обязательства, однородные по предмету. » [29].

Белорусский как и российский законодатель не посчитал нужным уточнить, что подразумевается под однородностью засчитываемых требований, предоставив решение этой задачи судебной практике. А судебная практика, как отмечает В. В. Подгруша, в данном вопросе не однозначна [21, С. 73].

Особенности применения зачета встречных однородных требований при прекращении обязательств по российскому гражданскому праву

Н.Г. Соломина, доктор юридических наук, профессор кафедры гражданского права ФГБОУ ВПО «Национальный исследовательский Томский государственный университет».

В статье раскрываются особенности применения зачета встречных однородных требований при прекращении обязательств. Автор исследует признаки зачета встречных требований как основание возможности прекращения обязательства, а также обосновывает допустимость существования института договорного зачета.

Ключевые слова: Зачет; встречное требование; однородные требования; договорный зачет; взаимные требования.

Features of cross uniform demands setoff usage in case of termination of Obligations according to the Russian civil law

The article finds out the features of cross uniform demands setoff usage in case of termination of obligations. The author explores the features of offset counter claims as a base of the possibility to terminate liabilities and justifies the admissibility of the contractual offset institute existence.

Key words: the offset; the counter claims; uniform demands; contractual offset; mutual claims.

[1]

Существование огромного числа правовых связей, состоящих из субъективных прав и корреспондирующих им субъективных обязанностей, предполагает такое же огромное число управомоченных и обязанных лиц. Возможна ситуация, когда одни и те же субъекты гражданского оборота встречаются в качестве управомоченной и обязанной сторон в разных правоотношениях, в том числе и обязательственных. Это не означает, что в подобных ситуациях один субъект будет всегда кредитором, а другой — должником. Напротив, существует определенное число правовых связей, когда носитель субъективной обязанности в рамках одного обязательства одновременно выступает обладателем субъективного права в другом обязательстве. Некоторые из таких обязательств характеризуются наличием однородных требований, что позволяет при определенных обстоятельствах погасить эти обязательства либо одно из них. Речь идет о механизме зачета встречных требований.

Зачет встречных требований является одним из наиболее удобных и востребованных хозяйственной практикой способов прекращения обязательств. Он позволяет в определенных случаях упростить механизм расчетов между контрагентами, исключив необходимость фактического перемещения материальных благ от должника к кредитору. Вместе с тем применение зачета встречных требований на практике порождает немало дискуссионных вопросов, решение которых находится в поле зрения ученых-правоведов, что предопределяет необходимость исследования сущности правоотношений, возникающих при применении данного способа прекращения обязательств.

Посредством зачета встречные однородные требования сторон, если они равны по объему, полностью погашаются. В случае, когда данные требования не соотносятся по объему, только одно из них прекращается, что, в свою очередь, приводит к погашению только одного из встречных обязательств.

Согласно ст. 410 Гражданского кодекса РФ «обязательство прекращается. зачетом встречного однородного требования. «. Таким образом, либо понятие «обязательство» используется законодателем в значении требования либо, напротив, понятие «требование» используется в значении обязательства, либо вообще законодатель рассматривает эти понятия как тождественные.

Данное понятийное несоответствие позволило некоторым авторам прийти к выводу о том, что «прекращение обязательства является следствием зачета обязательств, а не зачета требований, так как зачитываются не только права (требования), но и обязанности (долги)» .

Исаев И.А. О сущности и формах зачета // Журнал российского права. 2005. N 2. С. 57.

С подобным мнением трудно согласиться, поскольку в настоящее время ни закон, ни судебная практика не связывают прекращение обязательств с зачетом долгов, что, в первую очередь, вытекает из существа любого обязательственного правоотношения, в котором долг представляет собой субъективную обязанность, содержание которой раскрывается через меру должного поведения обязанного лица (должника). Содержание субъективной обязанности диаметрально противоположно содержанию субъективного права (требования), представляющего собой меру возможного поведения управомоченного лица, которое, помимо всего прочего, может быть выражено посредством реализации возможности на зачет требования. Таким образом, можно утверждать, что зачету подлежат исключительно встречные требования, а не встречные обязательства. Встречные обязательства прекращаются, а не зачитываются вследствие зачета встречных требований.

В силу того, что для осуществления зачета именно праву требования, а не обязанности (долгу) придается квалифицирующее значение, встречные обязательства не могут рассматриваться в качестве взаимных. В этой связи вызывает возражение подход, нашедший отражение в юридической литературе, согласно которому «зачет (компенсация) представляет собой способ прекращения взаимных обязательств двух лиц, каждое из которых является одновременно и должником, и кредитором» .

Гражданское право: В 3-х т. / под ред. А.П. Сергеева. М.: РГ-Пресс, 2010. Т. 1. С. 982.

В теории гражданского права категория «взаимность», как правило, используется для разграничения договоров на односторонние и двусторонние по критерию наличия прав и обязанностей сторон. Так, в двустороннем (взаимном, синаллагматическом) договоре права и обязанности сторон взаимны, т.е. у каждой стороны в результате заключения договора возникают как права, так и обязанности. Данная характеристика договора имеет законодательное выражение в нормах, посвященных встречному исполнению обязательства, под которым понимается исполнение обязательства одной из сторон, обусловленное в соответствии с договором исполнением своих обязательств другой стороной.

Понятия «взаимность» и «встречное исполнение обязательств» характеризуют существо обязательств, возникающих из одного договора, тогда как встречные обязательства для цели зачета могут быть как договорными (возникающими из одного или разных договоров), так и внедоговорными, как регулятивными, так и охранительными. Значение имеет лишь то, чтобы предмет встречных требований, подлежащих зачету, был однороден, что в полной мере соответствует сложившейся судебной практике .

Читайте так же:  Оформление должностной инструкции

См.: Пункт 7 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 29 декабря 2001 г. N 65 «Обзор практики разрешения споров, связанных с прекращением обязательств зачетом встречных однородных требований» // Вестник ВАС РФ. 2002. N 3.

При расторжении договора может возникнуть не только одно требование, но и два встречных однородных требования. Например, во исполнение договора на проведение опытно-конструкторских работ исполнителю были переданы деньги. Исполнитель не выполнил предусмотренные договором работы в силу невозможности их проведения, что, соответственно, повлекло прекращение договора. В подобной ситуации, если взаиморасчеты между сторонами договора не были произведены в рамках действующего договора, могут возникнуть два кондикционных обязательства: долговое денежное обязательство исполнителя возвратить уплаченную заказчиком денежную сумму; долговое обязательство заказчика оплатить произведенные исполнителем до прекращения договора работы. Учитывая однородность указанных кондикционных обязательств, возникающие из них требования могут подлежать зачету.

Зачет встречных однородных требований может иметь место и при применении последствий недействительности сделки. При этом следует учитывать, что зачет встречных требований по возврату исполненного по недействительной сделке не может быть ограничен ни соглашением сторон, ни законом.

Все изложенное касалось зачета встречных денежных требований. Между тем в правовой науке однородность не ограничивается лишь денежной составляющей предмета встречных требований. В качестве предмета встречных требований, в принципе, могут выступать любые вещи, определенные родовыми признаками .

Гражданский кодекс РСФСР: уч.-практ. пособие: В 2 ч. / отв. ред. О.А. Красавчиков. Свердловск: Сред.-Урал. кн. изд-во, 1965. Ч. 1. С. 422; Советское гражданское право: В 2 т. / отв. ред. В.П. Грибанов, С.М. Корнеев. М.: Юридическая литература, 1979. Т. 1. С. 538; Гражданское право: В 3 т. / под ред. А.П. Сергеева. М.: РГ-Пресс, 2010. Т. 1. С. 982.

В юридической литературе зачет встречных требований, предметом которых выступают родовые вещи, отличные от денег, как правило, не анализируется, возможно, в силу отсутствия самой практики применения данного вида зачета. Достаточно сложно представить себе ситуацию, в которой бы имели место встречные обязательства, направленные на передачу одних и тех же родовых вещей. Причем это должны быть не просто вещи, относящиеся к одному роду (сахар, уголь, нефть, песок), а вещи, соотносимые по конкретному виду, сорту, качеству и иным требованиям. Другими словами, это должны быть вещи одинаковые в буквальном смысле, что в значительной степени затрудняет определение возможной сферы применения зачета относительно таких вещей.

Даже при буквальном совпадении родовых вещей, составляющих предмет встречных требований, они могут отличаться по стоимости в зависимости от различных обстоятельств. Так, одни вещи могли храниться дольше других, что повлекло за собой увеличение затрат, связанных с их хранением и, в конечном счете, повлияло на стоимость подлежащих передаче вещей. Вещи могут закупаться у разных поставщиков по отличным ценам, что, естественно, исключает сопоставимость встречных требований.

В качестве случая, позволяющего говорить об однородности встречных требований, предметом которых выступают вещи, отличные от денег, можно рассмотреть, например, ситуацию, связанную с обязанностью должников по встречным требованиям передать друг другу воду, предварительно взятую из одного и того же колодца, в одно и то же время, с совершением одних и тех же затрат на забор воды. Однако такая ситуация для цели зачета представляется, по крайней мере, бессмысленной.

[2]

Таким образом, для сопоставления встречных требований, предметом которых выступают родовые вещи, отличные от денег, требуется соглашение сторон, в то время как ст. 410 ГК РФ устанавливает правило о том, что для зачета достаточно заявления одной стороны.

В юридической литературе возможность существования помимо зачета как односторонней сделки еще и договорного зачета, в принципе, не оспаривается . При этом понятие зачета предлагается толковать в узком и широком смысле. Условия совершения зачета встречных требований, определяемых правилами ст. 410 ГК РФ, — это зачет в узком смысле, а любое уменьшение встречных обязательств без каких-либо ограничений со стороны положений ст. 410 и ст. 411 ГК РФ — есть зачет в широком смысле .

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского «Договорное право. Кн. 1 Общие положения» включена в информационный банк согласно публикации — Статут, 2001 (3-е издание, стереотипное).

Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: В 5 кн. М.: Статут, 1998. Книга 1: Общие положения. С. 363; Бутько Л.В. К вопросу о развитии конституционной реформы в современной России // Политематический сетевой электронный научный журнал Кубанского государственного аграрного университета. 2012. N 78. С. 1124; Телюкина М.В. Прекращение гражданско-правовых обязательств путем зачета требований // Право и экономика. 2000. N 3; Диденко А.А. Конструкция непоименованного договора в гражданском праве // Политематический сетевой электронный научный журнал Кубанского государственного аграрного университета. 2013. N 90. С. 1017.
Егоров А.В. Зачет — сделка или результат? // ЭЖ-Юрист. 2000. N 52.

При реализации договорного зачета следует учитывать следующие особенности.

Учитывая изложенное, констатируем, что договорный зачет возможен. При этом требования встречности зачитываемых требований и однородности их предмета являются необходимыми условиями совершения как зачета — односторонней сделки, так и договорного зачета. При совершении зачета — односторонней сделки в нарушение указанных требований он является ничтожным. При несоответствии договорного зачета данным требованиям подобное соглашение подлежит квалификации в качестве иного способа прекращения гражданско-правовых обязательств.

Волеизъявление стороны одного из подлежащих зачету требований необходимо рассматривать как достаточное (но не как необходимое) условие применения зачета, что, естественно, не исключает возможности совершения зачета посредством достижения соглашения сторон. Законодательно-допускаемое правило о достаточности волеизъявления одной стороны для признания зачета состоявшимся выступает правилом-гарантией, реализация которого не нарушает субъективных прав другой стороны. При этом зачет встречных требований выступает юридическим фактом, направленным на прекращение встречных обязательств (либо одного из них, если встречные требования не равнозначны по объему). Зачет не порождает каких-либо дополнительных прав и обязанностей, кроме тех, которые связаны с частичным исполнением одного из встречных обязательств, которое не прекратилось.

Видео (кликните для воспроизведения).

Изложенные обстоятельства исключают заключение договора о зачете, предусматривающего обязанность сторон зачесть встречные однородные требования. Договор о зачете является реальным договором, совершение которого совпадает с моментом зачета встречных требований, а равно с моментом прекращения одного или обоих встречных обязательств. Договор, предусматривающий зачет будущих требований, следует квалифицировать в качестве сделки, заключенной под отлагательным условием. Необходимым условием возникновения такой сделки является наличие равнозначных денежных требований либо таких денежных требований, одно из которых вследствие зачета будет прекращено в полном объеме.

Источники


  1. Мельник, В. В. Искусство речи в суде присяжных. Учебно-практическое пособие / В.В. Мельник, И.Л. Трунов. — М.: Юрайт, 2015. — 672 c.

  2. Ваш домашний адвокат. Экстренная юридическая помощь. Советы Юриста. — М.: Мир книги, 2004. — 448 c.

  3. Гуцол, В. В. Правовые основы Российского государства / В.В. Гуцол. — М.: Феникс, 2006. — 448 c.
  4. Зильберштейн А. А. Земельное право. Шпаргалка; РГ-Пресс — Москва, 2010. — 797 c.
  5. Глинка-Янчевский, С.К. Во имя идеи; СПб.; Типография Э. Арнгольда, Литейный проспект,№59, 2011. — 196 c.
Однородные требования
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here