Использование товарного знака без разрешения

Описание страницы: использование товарного знака без разрешения - 2020 ujl от профессионалов для людей.

Статья 14.10. Незаконное использование товарного знака

Статья 14.10. Незаконное использование товарного знака

1. Объектом административного правонарушения, предусмотренного в ст. 14.10, является организация предпринимательской деятельности. Виновный посягает на порядок применения (использования) предпринимателями (гражданами и юридическими лицами) т.н. исключительных прав на объекты интеллектуальной собственности, и средств индивидуализации предусмотренных в ст. 1225-1551 ГК.

2. Объективная сторона анализируемого правонарушения состоит в том, что виновный:

1) незаконно использует исключительные права других лиц на ТЗ и иные средства индивидуализации. Иначе говоря, не заключает с правообладателем договор коммерческой концессии или иной договор (например, лицензионный), позволяющий ему пользоваться при выполнении работ, оказании услуг, реализации товаров комплексом таких исключительных прав на средства индивидуализации;

2) посягает на исключительные права на такие средства индивидуализации, как:

товарный знак, т.е. обозначения, способные отличать товары одной фирмы от однородных товаров, производимых и реализуемых другими фирмами;

знак обслуживания, т.е. обозначения, способные отличать услуги, оказываемые данной фирмой, от аналогичных услуг, оказываемых другими фирмами;

наименование места происхождения товара, услуги;

других обозначений, сходных с упомянутыми выше (например, фирменное наименование). Однако к исключительным правам не относятся всякого рода условные обозначения, распорядки, правила, различные научные теории, систематические методы, касающиеся только внешнего вида изделия, товара. См. подробнее об этом в книгах: Гуев А.Н. Комментарий к гражданскому законодательству, не вошедшему в части первую и третью Гражданского кодекса Российской Федерации. М.: Изд-во «Экзамен», 2006; Гуев А.Н. Постатейный комментарий к части 4 ГК РФ. М. Контракт. 2008.

Оконченным данное деяние считается с момента совершения. Оно совершается только в форме действий. Данное правонарушение именно объективной стороной отличается от состава преступления, предусмотренного в ст. 180 УК «Незаконное использование товарного знака» (она устанавливает уголовную ответственность за незаконное использование чужого товарного знака, наименования происхождения товара или сходных с ними обозначений для однородных товаров, если это деяние совершено неоднократно или причинило крупный ущерб).

ВАС разъяснил, что ЮЛ использовавшее ТЗ без разрешения правообладателя может быть привлечено к административной ответственности, предусмотренной ст. 14.10 за ввоз маркированного ТЗ на территорию РФ и в том случае, если оно не знало, что соответствующее обозначение зарегистрировано в качестве ТХ, поскольку используя обозначение, оно должно было проверить, предоставляется ли ему правовая охрана в РФ (п. 15 информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.12.07 N 122 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел связанных с применением об интеллектуальной собственности».

3. Субъектами этого правонарушения могут быть:

1) граждане (см. коммент. к ст. 2.3, 2.8);

2) должностные лица (в т.ч. и индивидуальные предприниматели), см. коммент. к ст. 2.4, 2.5;

3) юридические лица (см. коммент. к ст. 2.1, 2.10).

4. Субъективная сторона данного правонарушения характеризуется либо прямым, либо косвенным умыслом (см. коммент. к ст. 2.2).

5. По ст. 14.10 назначаются:

1) одно основное наказание — административный штраф (см. коммент. к ст. 3.5);

2) одновременно (и обязательно) — дополнительное административное наказание — конфискация предметов, содержащих незаконное воспроизведение товарного знака и т.п. (см. коммент. к ст. 3.7);

3) и административный штраф, и конфискация назначаются судьей (см. коммент. к ст. 23.1).

Поправки, внесенные в ст. 14.10 Законом от 27.12.05, вступили в силу с 09.01.06.

Использование товарного знака производителя продавцом: законно?

Представим ситуацию: компания реализует холодильники и использует торговый знак производителя для обозначения его устройств. Будет ли считаться это нарушением исключительных прав производителя на официальный логотип, рассмотрим на примере дела № А56-13978/2017.

«Завод имени Серго» ( «ПОЗиС») и «Центрхолод» обратились с апелляцией, чтобы обжаловать решение, принятое 9 августа 2017 г. Арбитражным судом г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области по иску завода к обществу о взыскании 35 миллионов рублей компенсации. Это равно двойной сумме стоимости права пользования товарным знаком.

[2]

Заявление производителя холодильников удовлетворено судом первой инстанции частично: своим решением судья обязал «Центрхолод» выплатить истцу 1 миллион рублей компенсации, отказав в удовлетворении остальных исковых требований. Обе стороны не согласились с решением и обратились с апелляцией.

Требования сторон

В жалобе на решение суда первой инстанции истец потребовал отменить пункт об уменьшении компенсационной суммы. Представитель «ПОЗиС» мотивировал это отсутствием ходатайства со стороны ответчика об уменьшении данной выплаты. Потому, считает истец, у суда не было законных оснований снижать заявленную в иске сумму.

Требование второй стороны также заключается в отмене решения суда первой инстанции, отказе в принятии положительного решения по иску «ПОЗиС». Ответчик сосласлся на следующие обстоятельства:

  • Некорректная ссылка судом на положения ст. 1487 Гражданского кодекса в свете обстоятельств рассматриваемого дела, в соответствии с которыми не будет нарушением применение официального логотипа по отношению к продукции, выпущенной в оборот правообладателем;
  • Необоснованное принятие расчета компенсационной выплаты, представленного истцом в рамках п.п. 2 п. 4 ст. 1515 ГК, дающей правообладателю право потребовать возмещения убытков за неправомерное пользование официальным логотипом в размере, превышающем в два раза стоимость права применения такого знака;
  • Неправомерное толкование п.п. 1 п. 4 ст.1515 ГК РФ. В соответствии с этим положением размер выплаты определяется судом, без ходатайства истца.

Обстоятельства дела

Истцу, «ПОЗиС», принадлежит официальный логотип POZIS на холодильное оборудование и устройства класса 11 МКТУ (право действительно до 18 апреля 2021 г.), класса 11, 12, 13 МКТУ (до 8 июня 2017 г.). Завод производит холодильные установки разного назначения, в том числе для фармацевтики. Посредством системы «Яндекс. Директ» истец обнаружил, что его товарный знак используется компанией «Центрхолод» неправомерно: общество разместило рекламный текст с формулировкой «Фарм холодильник Позис». Словосочетание использовалось в рекламной ссылке, входило в текст рекламного материала, было доступно пользователям. Факт подтверждался в суде истцом протоколами просмотра интернет-страницы.

В 2016 г. «ПОЗиС» обратилось в УФАС по Санкт-Петербургу с заявлением об использовании «Центрхолод» формулировки, сходной с товарным знаком истца, что является нарушением его исключительных прав. УФАС выдало компании «Центрхолод» предупреждение о прекращении нарушений антимонопольного законодательства. От ответчика последовало письмо, в котором он отчитался в выполнении предупреждения и устранении нарушения.

27 января 2017 г. истец обратился к обществу с требованием выплатить компенсацию за незаконное пользование официальным логотипом производителя. Причитаемая сумма была вычислена путем оценки рыночной цены брендовой маркировки. Так как «Центрхолод» не выполнил претензионные требования, «ПОЗиС» было вынуждено обратиться с заявлением в арбитражный суд.

Читайте так же:  Развод без суда

При рассмотрении дела в первой инстанции судья пришел к выводу о том, что компания «Центрхолод» незаконно пользовалась в рекламных целях официальным логотипом без ведома правообладателя, и теперь истец может получить компенсацию. Такая норма предусмотрена ст. 1515 ГК РФ. Однако оценка стоимости судьей не была квалифицирована как достаточное доказательство. Потому сумму компенсации определили в суде в размере 1 миллиона рублей.

Позиция апелляционного суда

Изучив жалобы, апелляционный суд принял сторону «Центрхолод» и решил удовлетворить его требования. Чем мотивировал суд свою позицию?

  1. В соответствии со ст. 1229, п. 1 ст. 1484 ГК РФ, правообладатель официального товарного знака использует его на свое усмотрение. Логотип может размещаться на продукции, документации, в объявлениях и рекламных материалах, в том числе в Интернете.
  2. П. 3 ст. 1484 ГК запрещает применять товарный знак без ведома его владельца. Также нельзя использовать схожие с официальным брендом символы, если в результате есть риск смешения.
  3. Применять официальный логотип без согласия правообладателя незаконно и влечет санкции.
  4. Ст. 1250 ГК предусматривает защиту прав посредством требования возмещения убытков к тому, кто незаконно воспользовался товарным знаком.

Согласно материалам дела, истец владеет товарным знаком POZIS законно. Размещение логотипа в сети «Интернет» доказано заверенными нотариально протоколами просмотра сайта. Фирменный логотип присутствует в рекламе с активной ссылкой на сайт en-med.ru. Именно на нем опубликованы сведения о моделях холодильников «Енисей».

Это обстоятельство суд первой инстанции квалифицировал как незаконное пользование товарной маркировкой компанией «Центрхолод» для рекламы холодильных установок POZIS.

Выходит, что логотип POZIS позволяет эффективно продвигать холодильники, продаваемые «Центрхолодом», и вводит посетителей сайта в заблуждение. Однако из смысла ст. 1487 ГК РФ следует, что если официальный логотип используется сторонней организацией для реализации продукции правообладателя товарного знака и с его согласия, то нет нарушения исключительных прав.

Поэтому ответчику предстоит доказать, что реализация оборудования происходила с ведома и согласия владельца товарного знака. В рамках обязательства ответчик предоставил суду контракты на поставку продукции компаниями «Белар», «ФармИнвест». Документы свидетельствуют, что «Центрхолод» купил холодильники ПОЗИС именно в этих компаниях. При этом на странице в интернете указано, что общества «Белар», «ФармИнвест» являются дилерами товаров, производимых «ПОЗиС». Следует, что применение знака «ПОЗИС»(POZIS) на продукции истца происходит с разрешения правообладателя?

Какова тогда роль компании «Центрхолод»? Общество в этом случае продает товар, изготовленный третьими компаниями под товарными знаками этих организаций, то есть применяет название товара в рекламных материалах о своей деятельности. Из них следует, что «Центрхолод» не является изготовителем этой продукции.

В разъяснении Пленума Высшего Арбитражного Суда от 8 октября 2012 г. № 58 об основных положениях закона о рекламе есть один существенный момент. В нем допускается факт использования в рекламных целях логотипа продукции, реализуемой непрямыми партнерами производителя, если они продают эту категорию товаров.

Суд апелляционной инстанции решил не квалифицировать применение логотипа «ПОЗИС» (POZIS) к продукции завода при ее реализации ответчиком как использование товарного знака «ПОЗиС». Судья посчитал это всего лишь названием товара, который продает «Центрхолод». Суд также учел, что продукция введена в оборот на территории России самим «ПОЗиС». Компания «Центрхолод» не использует логотип «ПОЗИС» (POZIS) для собственной идентификации.

Из этого следует, что суд первой инстанции неверно истолковал норму закона, потому с общества «Центрхолод» не может быть взыскана компенсация как за применение официального логотипа без согласия правообладателя: такого нарушения в данном случае нет. Следовательно, некорректно применено и положение ст. 1515 ГК.

Апелляционный суд также полагает, что сумма компенсации рассчитана неверно. «ПОЗиС» для расчета ориентировалось на нормы п.п. 2 п. 4 ст. 1515 ГК РФ, согласно которой стоимость определяется ценой, указанной в лицензионном договоре, или другим путем (в данном случае была проведена оценка независимой оценочной компанией).

Апелляционный суд установил, что расчет заявителя является необоснованным:

  • Из Отчета нельзя определить стоимость, которая бы взималась за неправомерное использование товарного знака;
  • Стоимость права пользования товарным знаком в Отчет об оценке определена посредством использования рекомендуемого размера роялти за использование логотипа в процентом отношении от выручки заявителя от продажи холодильного оборудования;
  • Заявитель использовал выручку от реализации им всех холодильных установок, а не от продажи фармацевтического холодильного оборудования.

Суд считает, что отчет не является основанием для вычисления суммы компенсации за использование официального логотипа заявителя. Следовательно, не доказана сумма компенсации, нет доводов, которые позволили бы установить сумму в рамках искового заявления. Чтобы применить положение п.п. 2 п. 4 ст. 1515 ГК РФ, суду нужно предоставить основания для изменения суммы компенсации. Учитывая, что оценка стоимости не является основанием для определения суммы, суд первой инстанции не мог также изменить размер компенсации.

По этой причине апелляционный суд счел иск «ПОЗиС» не подлежащим удовлетворению, отменил решение суда первой инстанции и вынес новое постановление по делу.

Не всегда применение в рекламных целях продавцами официально зарегистрированного знака производителя продукции будет приравниваться к несоблюдению исключительных прав. Магазины часто используют брендовые логотипы для привлечения внимания потребителей к ассортименту. Суд второй инстанции расставил все точки над i в вопросе правомерности использования подобной маркировки компаниями, которые реализуют продукцию, введенную в оборот самим заводом-изготовителем.

Когда правообладатель товарного знака не сможет взыскать компенсацию за его использование третьими лицами?

Юрист патентно-адвокатского бюро «Гардиум»

специально для ГАРАНТ.РУ

Компенсация как способ защиты исключительных прав на товарный знак набирает все большую популярность. Вместе с тем ведение судебного процесса связано со значительными издержками, поэтому перед инициированием разбирательства важно понимать перспективы удовлетворения исковых требований.

Рассмотрим случаи, когда у правообладателя может не получиться взыскать компенсацию за использование принадлежащего ему товарного знака с третьих лиц.

Третьи лица использовали товарный знак правообладателя до принятия Роспатентом решения о его регистрации

Срок от подачи заявки на регистрацию товарного знака до принятия Роспатентом соответствующего решения может составить более 12 месяцев. Поскольку процедура регистрации товарного знака достаточно продолжительная, предприниматели задаются вопросом, можно ли взыскать с третьих лиц компенсацию за использование принадлежащих им товарных знаков за тот период, когда заявка уже подана, но Роспатент еще не принял решение о регистрации.

[1]

В соответствии с п. 1 ст. 1491 Гражданского кодекса исключительное право на товарный знак действует в течение 10 лет с даты подачи заявки на государственную регистрацию товарного знака в Роспатент.

Читайте так же:  Правовое регулирование международных перевозок

Исходя из данной нормы, исключительное право на товарный знак возникает после подачи заявки в Роспатент. Следовательно, использование третьими лицами принадлежащего правообладателю обозначения после подачи заявки, но до принятия решения Роспатентом о регистрации товарного знака должно признаваться нарушением его исключительного права. Таким образом, предприниматели полагают, что могут взыскивать компенсацию за несанкционированное использование принадлежащих им товарных знаков в указанный период.

Вместе с тем судебная практика по данному вопросу сложилась неоднозначная. Поэтому рассмотрим случаи, когда при аналогичных обстоятельствах суды приходили к совершенно противоположным выводам.

Так, 2 сентября 2014 года ООО «Студия анимационного кино «Мельница» подало в Роспатент заявку на регистрацию в качестве товарного знака обозначения «Три богатыря. Ход конем». До принятия Роспатентом решения о регистрации студии стало известно, что третье лицо без ее согласия реализует DVD-диски и раскраски под указанным обозначением. Тогда студия произвела закупку контрафактных товаров, чтобы зафиксировать факт нарушения своих исключительных прав.

После принятия Роспатентом решения о регистрации товарного знака студия обратилась в суд с исковым заявлением к ответчику о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на товарный знак. Исковое заявление было удовлетворено. При этом суды отклонили довод ответчика о том, что использование обозначения до его регистрации в качестве товарного знака не может рассматриваться как нарушение исключительных прав правообладателя (постановление Суда по интеллектуальным правам от 7 июня 2017 г. по делу № А08-2700/2016).

В другом деле суды пришли к противоположным выводам.

14 сентября 2012 года ООО «Маша и Медведь» подало заявку на регистрацию двух изобразительных товарных знаков. После подачи указанных заявок, но до даты принятия Роспатентом решения о регистрации компании стало известно, что ее права нарушаются третьими лицами. Чтобы зафиксировать факт нарушения своих прав, компания произвела закупку контрафактных товаров.

Основываясь на п. 1 ст. 1491 ГК РФ, компания посчитала, что ее исключительные права на зарегистрированные товарные знаки действуют с момента подачи соответствующих заявок, а, значит, подлежат защите. Поэтому после принятия решения о регистрации заявленных обозначений в качестве товарных знаков компания обратилась в суд с исковым заявлением о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на товарные знаки по свидетельствам № 505856 и № 505857.

В результате компании не удалось взыскать компенсацию за использование принадлежащих ей обозначений. Судом по интеллектуальным правам было отмечено, что в соответствии со ст. 1484 ГК РФ исключительное право на товарный знак принадлежит лицу, на имя которого зарегистрирован товарный знак. При этом совершенные другими лицами до государственной регистрации товарного знака действия по использованию сходного обозначения не являются нарушением исключительного права и к таким лицам не могут быть применены меры ответственности, предусмотренные гражданским законодательством (постановление Суда по интеллектуальным правам от 17 февраля 2017 года № С01-1271/2016 по делу № А71-990/2016).

Истек срок исковой давности для предъявления требований о взыскании компенсации

Согласно п. 1 ст. 196 ГК РФ общий срок исковой давности составляет три года со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.

В соответствии с Постановлением Президиума ВАС РФ от 2 апреля 2013 года № 15187/12 по делу № А42-5522/2011 законом не установлены иные правила исчисления исковой давности для требований о защите исключительных прав на товарный знак, в связи с чем к требованиям о взыскании компенсации за незаконное использование товарного знака подлежит применению общий срок исковой давности.

Таким образом, требования о взыскании компенсации за незаконное использование товарного знака должны быть заявлены в течение трех лет с момента, когда правообладателю стало известно о нарушении его исключительных прав. В противном случае правообладателю может быть отказано в удовлетворении требований о взыскании компенсации.

Так, ООО «Девелопмент» обратилось в суд с требованием к ОАО «Сбербанк России» о взыскании компенсации за нарушение исключительного права на товарный знак № 335609 «Мы всегда рядом». В процессе судебного разбирательства банк заявил о пропуске срока исковой давности. Поскольку требование компании было заявлено по истечении трехгодичного срока, суд отказал в удовлетворении исковых требований (постановление Суда по интеллектуальным правам от 25 декабря 2013 года № С01-300/2013 по делу № А40-221/2013).

Произошло исчерпание исключительных прав правообладателя на товарный знак

Согласно ст. 1487 ГК РФ не является нарушением исключительного права на товарный знак использование этого товарного знака другими лицами в отношении товаров, которые были введены в гражданский оборот на территории Российской Федерации непосредственно правообладателем или с его согласия.

Данный принцип исчерпания права означает, что предприниматель не может препятствовать использованию знака применительно к тем же товарам, которые введены в гражданский оборот им самим либо с его согласия. То есть он не может осуществлять свое право дважды в отношении одних и тех же товаров, поставляемых на товарный рынок.

Так, истцу принадлежал товарный знак «Русмаш» по свидетельству № 473042, и ему стало известно, что ответчиком реализуется товар, на упаковку которого нанесено изображение, сходное до степени смешения с принадлежащим ему товарным знаком. Истец обратился в суд с иском о взыскании компенсации.

В процессе судебного разбирательства было установлено, что ответчик приобрел данные товары у третьего лица. При этом само третье лицо приобрело указанные товары у Истца. Таким образом, ответчик реализовывал товары, произведенные и введенные в гражданский оборот самим правообладателем спорного товарного знака. Поскольку произошло исчерпание исключительного права, истцу было отказано во взыскании компенсации с ответчика (постановление Суда по интеллектуальным правам от 30 ноября 2018 г. № С01-946/2018 по делу № А03-19009/2017).

Потребители не смогут спутать товары правообладателя и товары третьего лица

Согласно п. 3 ст. 1484 ГК РФ никто не вправе использовать без разрешения правообладателя сходные с его товарным знаком обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, если в результате такого использования возникнет вероятность смешения.

Читайте так же:  360 дней в году

Исходя из данной статьи, нарушением исключительных прав правообладателя на товарный знак является такое использование, при котором возникает вероятность смешения. То есть необходимо доказать, что потребители могут спутать товары правообладателя и товары третьего лица. В противном случае взыскать компенсацию за использование товарного знака не получится.

Так, ООО «Манго Телеком» принадлежат товарные знаки по свидетельствам № 566451, № 467758, № 467759, № 235044, № 242054, включающие в себя словесные элементы «Манго Телеком», «MangoTelecom», «Mango Tele.com» и «Mango Office». Под данными обозначениями осуществляет свою деятельность одна из крупнейших телекоммуникационных компаний Российской Федерации. Ей стало известно, что другая компания, ООО «Джентельменские решения», в своей рекламе указывает на то, что ее сервис является аналогом сервиса «Манго телеком».

Результатом стал судебный иск с требованием о взыскании компенсации, однако в его удовлетворении суд отказал, ссылаясь на то, что в тексте рекламной ссылки имеется прямое указание на то, что сервис ответчика является аналогом сервиса истца, а не самим сервисом «Манго телеком», в связи с чем указанные сервисы нельзя перепутать (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 9 июля 2018 г. № 09 АП-27975/2018-ГК по делу № А40-81716/17).

Правообладатель использует товарный знак исключительно с целью взыскания компенсации с других участников экономической деятельности

В соответствии с п. 1 ст. 10 ГК РФ не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).

Суд вправе отказать лицу в защите его права на товарный знак на основании ст. 10 ГК РФ, если по материалам дела, исходя из конкретных фактических обстоятельств, действия по государственной регистрации соответствующего товарного знака могут быть квалифицированы как злоупотребление правом (п. 62 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 5 и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ № 29 от 26 марта 2009 г. «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации»).

Поскольку основной функцией товарных знаков является индивидуализация товаров, то суды признают злоупотреблением правом действия правообладателей по аккумулированию товарных знаков и их использованию исключительно с целью взыскания компенсации с других участников экономической деятельности. Соответственно, в удовлетворении требований о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на товарный знак такому правообладателю будет отказано (постановление Суда по интеллектуальным правам от 24 июля 2018 г. № С01-422/2018 по делу № А28-5685/2017).

Когда Арбитражный суд наказывает компанию за использование товарного знака без согласия владельца

С ростом популярности Интернет-торговли растет число судебных споров, связанных с неправомерным использованием такого результата интеллектуальной деятельности, как товарный знак. Какие последствия могут ожидать компанию, реализующую продукцию с чужой маркировкой, и администратора доменного имени, разберем на примере дела № А40-160815/2017.

Арбитражный суд г. Москвы рассмотрел дело по иску «Альфа Альянс» к «Дергрос» (первый ответчик) и гражданину Репину В.В. (второй ответчик). Истец является обладателем товарного знака «Альпинист», которым неправомерно воспользовалась компания «Дергрос». В отношении ответчиков были предъявлены следующие требования:

  • Взыскать компенсацию в сумме 15 млн. рублей за несоблюдение исключительного права на товарный знак;
  • Взыскать компенсацию 6,8 млн. рублей, что составляет стоимость товара в двойном размере по контракту поставки от 27 марта 2017 г. № 38.
  • Обязать компанию «Дергрос» прекратить использовать товарный знак «Альпинист» в рекламных объявлениях в Интернете о продаже детских игровых комплексов, состоящих из различных сооружений, качелей, стенок, лестниц, горок, домиков и подобной продукции без разрешения правообладателя;
  • Прекратить действия, которые могут привести к нарушению исключительного права компании в перспективе.

Позиция суда в отношении второго ответчика

Изучив материалы дела, суд пришел к вводу о необходимости прекращения производства в отношении второго ответчика, Репина В.В.

Видео (кликните для воспроизведения).

На основании положений ст. 27, а также п. 1 ч. 1 ст. 150 АПК судом установлено, что спор может быть разрешен в отношении индивидуального предпринимателя. Так как истцом не представлено доказательств того, что Репин В.В. является им, то спор не относится к юрисдикции арбитражного суда.

Согласно ч. 1, ч. 2 ст. 33 АПК РФ, спор с участием граждан может быть рассмотрен арбитражным судом по основаниям, предусмотренным ФЗ. При этом также должно соблюдаться условие разбирательства – оно должно носить экономический характер.

Истец не представил суду материалы, доказывающие экономическую сферу деятельности Репина В.В. Фактически ответчик занимается администрированием домена. Следовательно, исковые требования к гражданину не являются подсудными арбитражному суду, а относятся к суду общей юрисдикции.

Ключевые моменты дела

Изучив все материалы дела по первому ответчику, суд принял решение о частичном удовлетворении требований.

Исходя из материалов следует, что истец является владельцем исключительного права на зарегистрированный товарный знак «Альпинист» для его применения в отношении детских игровых комплексов, в которые входят домики, горки, стенки, качели, лестницы. Фирменный логотип также зарегистрирован в отношении некоторых услуг, связанных с рекламой в Интернете, демонстрацией продукции, коммерческими действиями по оптово-розничной реализации продукции.

Со слов заявителя, компания «Дергрос» регулярно и долгое время нарушала исключительное право общества «Альфа Альянс»:

  • Ответчик продавал детские игровые комплексы, имеющие маркировку «Альпинист», через Интернет, на таких страницах, как igragrad.ru и toys4kid.ru;
  • Посредством ресурса Google AdWords ответчик размещал коммерческую рекламу в Интернете с применением ключевой фразы «Детские игровые комплексы» и переадресацией на сайт igragrad.ru;
  • Нарушение исключительного права также выражалось в реализации детских игровых комплексов с маркировкой «Альпинист», похожей на товарный знак заявителя.

Со слов истца, указанные сайты в сети Интернет не имеют к нему никакого отношения. На ресурсах указаны контактные данные компании «Дергрос». Администрированием доменных имен, которые ссылаются на указанные ресурсы, занимается директор компании Репин В.В.

Заявитель также привел в качестве примера один случай, когда его прежний покупатель, компания «Дельта Групп», выбрал в качестве поставщика товаров «Дергрос», так как общество предложило приобретать продукцию, имеющую такой же товарный знак «Альпинист», как у истца. Ответчик и компания «Дельта Групп» заключили договор о купле-продаже 25 комплектов игровых комплексов. Следовательно, по мнению заявителя, общество «Дергрос», продавало нелегально детские игровые комплексы без гарантийных обязательств и подтверждения качества продукции. На основании указанных фактов заявитель был вынужден обратиться в суд.

Читайте так же:  Отпуск в январе

Как следует из п. 1 ст. 1477 ГК РФ, на товарный знак оформляется свидетельство, удостоверяющее исключительное право организации или индивидуального предпринимателя на него.

В силу ст. 1229 ГК иные лица могут использовать фирменный логотип лишь с согласия его обладателя. Применение знака без разрешения является неправомерным и предусматривает ответственность.

Доводы ответчика

Представитель компании «Дергрос» не отрицает использование товарного знака «Альпинист», принадлежащего обществу «Альфа Альянс», в названиях реализуемых детских игровых комплексов. Однако, со слов ответчика, обозначение «Альпинист» было исключено с сайтов, а продажа игровых комплексов с такой маркировкой была прекращена сразу же после получения претензии со стороны правообладателя.

Кроме того, компания «Дергрос» направила уведомления контрагентам об изменении наименования товара на «Шато» и предприняло меры по корректировке названия продукции на партнерских сайтах.

Следовательно, представителем общества «Дергрос» не отрицается незаконное использование чужого товарного знака без согласия его владельца.

Решение суда

Компании «Дергрос» и «Альфа Альянс» ведут однородную деятельность, осуществляют реализацию однотипной продукции.

Исходя из сложившейся ситуации, представленных доказательств и согласия ответчика с предъявленными фактами, суд решил удовлетворить требования компании «Альфа Альянс» и обязать общество «Дергрос» к следующему:

· Прекратить использование товарного знака компании;

· Прекратить размещать схожую с товарным знаком маркировку «Альпинист» в рекламных объявлениях о реализации детских игровых комплексов в Интернете без разрешения компании «Альфа Альянс»;

· Предотвращать ситуации, создающие риски нарушения в будущем.

Что касается требования о взыскании компенсации, то есть все основания отказать во взыскании суммы в требуемом размере. Суд принимает во внимание, что ответчик добровольно признал факт неправомерного использования знака, указал на фактическое отсутствие ущерба из-за нарушения исключительного права и законных поводов для взыскания выплаты в таком размере.

Также ответчик пояснил по поводу договора, заключенного с обществом «Дельта Групп». По его словам, на дату получения претензии от компании «Альфа Альянс» этот договор не успели исполнить, а покупатель был извещен о том, что продукция, обозначенная знаком «Альпинист», снята с реализации. Договор отменен сторонами, а общество «Дергрос» вернуло компании «Дельта Групп» авансовый платеж. Ответчик приобщил материалы к делу.

В соответствии с ч. 4 ст. 1515 ГК РФ собственник товарного знака вправе требовать компенсацию либо превышающую в два раза стоимость товара, на который неправомерно нанесен фирменный логотип, либо превышающую в два раза стоимость права пользования продуктом интеллектуальной собственности.

Судом установлено, что спорная продукция представляет собой сложное, многокомпонентное изделие, изготавливающееся по заказу. Договор на поставку продукции компании «Дельта Групп» ответчиком был расторгнут. Ответчик не успел изготовить заказанные изделия, значит и маркировать их товарным знаком истца он не мог.

Следовательно, у истца нет оснований требовать выплачивать сумму, которая в два раза больше стоимости реализованной продукции. Компанией «Альфа Альянс» не приведено доказательств продажи на заявленную сумму.

Согласно ст. 1515 ГК при нарушении исключительных прав держатель товарного знака может потребовать от нарушителя выплатить от 10 тысяч до 5 млн. рублей. Окончательная сумма определяется судом исходя из серьезности проступка. Сумма компенсации также может быть равна двукратной стоимости продукции, на которую неправомерно нанесен товарный знак, либо двукратной стоимости права применения знака. Последняя сумма определяется от цены, которая в обычной ситуации взимается за законное использование фирменного логотипа.

Компания «Альфа Альянс» на основании положений п.1 ч. 4 ст. 1515 ГК РФ требует у общества «Дергрос» выплатить 15 млн. рублей за пользование его товарным знаком:

  • 5 млн. рублей за неправомерное применение знака на ресурсе toys4kid.ru;
  • 5 млн. рублей за незаконное размещение логотипа на странице igragrad.ru;
  • 5 млн. рублей за указание обозначения «Альпинист» в рекламных объявлениях.

Судом также установлено, что ответчик не администрирует сайт igragrad.ru и не имеет отношения к указанному домену. Поэтому, принимая во внимание характер правонарушения, добровольное признание ответчиком использования товарного знака без разрешения, соразмерность требуемой выплаты и последствий нарушения, суд решил уменьшить размер возмещения до 1 млн. рублей: по 500 тысяч рублей за каждый из двух фактов нарушения.

На примере данного судебного разбирательства можно сделать следующий вывод: использование товарного знака без позволения его владельца может иметь для нарушителя весьма серьезные последствия в виде крупных финансовых потерь. Если компания намеревается реализовывать продукцию с узнаваемым брендом, самым верным решением, с правовой и этической точки зрения, является обращение к правообладателю для заключения официального договора. Эта мера позволит не только избежать судебных разбирательств, крупных выплат, но и потери клиентов, а также репутационных издержек компании.

Незаконное использование товарного знака

Нужно сказать, что наиболее важен фактор узнаваемости, поскольку далеко не всегда внешний вид того или иного товара позволяет оценить его качество. Если покупатель не обладает специальными знаниями, навыками или инструментами, которые помогут определить качество до совершения покупки, в подавляющем большинстве случаев он ориентируется на товарный знак. Например, тухлые помидоры вы не сможете продать даже под раскрученным брендом, а вот некачественное вино вполне можно продать дорого, если поместить на бутылку этикетку элитной марки.

«Но ведь это же обман и нарушение закона», — скажете вы и будете абсолютно правы. Раскрученное название продукта или услуги, а, следовательно, репутацию его производителя нельзя использовать без его согласия.

Любые попытки использовать товарный знак, не заручившись предварительно согласием правообладателя, являются прямым нарушением закона. Выпускаемая под чужим товарным знаком продукция признается контрафактной, а незаконная деятельность нарушителя влечет юридическую ответственность.

[3]

Ответственность за незаконное использование товарного знака

Законодательством за нарушение прав на товарный знак предусмотрены:

· гражданско-правовая ответственность. В данном случае нарушитель будет обязан возместить убытки правообладателю товарного знака;

· административная и уголовная ответственность. В этом случае нарушитель, чьи действия могут быть отнесены к общественно опасным деяниям, подвергается наказанию со взысканием, например, денежного штрафа уже в пользу государства.

Уголовная ответственность (ст. 180 УК РФ)

Далеко не все случаи незаконного использования товарного знака чреваты привлечением нарушителя к уголовной ответственности. Такое наказание возможно в том случае, если нарушение, во-первых, является неоднократным, и, во-вторых, нанесло крупный ущерб. По состоянию на декабрь 2016 года крупным признается ущерб свыше 250 тысяч рублей.

Виды наказаний по данной статье зависят от обстоятельств дела и могут варьировать от штрафа в размере 100-300 тыс. рублей (наименее строгого) до лишения свободы на срок до двух лет со штрафом в размере до 80 тыс. рублей (наиболее строгого).

Читайте так же:  Продолжительность рабочего времени медицинских работников

Административная ответственность (ст. 14.10 КоАП РФ)

К административной ответственности могут быть привлечены любые нарушители, вне зависимости от того, было ли нарушение многократным, и велика ли сумма нанесенного ущерба.

Любое незаконное использование товарного знака влечет следующие меры ответственности (ч. 1 ст. 14.10 КоАП РФ), и именно штраф в размере:

· от 5000 до 10 000 рублей для граждан;

· от 10 000 до 50 000 рублей для должностных лиц;

· от 50 000 до 200 000 рублей для юридических лиц.

У нарушителей также могут быть конфискованы как все те предметы, на которых незаконно воспроизведен чужой товарный знак, так и оборудование и материалы, которые используются для его производства.

Производство и реализация товара под чужим товарным знаком предполагает более строгое наказание (ч. 2 ст. 14.10 КоАП РФ), а именно штраф с конфискацией товара. При этом размер административного штрафа предусмотрен:

· в размере двукратной стоимости товара, но не менее 10 тыс. рублей для граждан;

· в размере трехкратной стоимости, но не менее 50 тыс. рублей для должностных лиц;

· в размере пятикратной стоимости, но не менее 100 тыс. рублей для юридических лиц.

Несмотря на строгость применяемых уголовных и административных наказаний, за те же нарушения правообладатель может потребовать привлечение нарушителя к гражданско-правовой ответственности. Это понятно и логично, ведь от взысканных в пользу государства штрафов правообладатель не получает ничего, а он заинтересован прежде всего в возмещении собственных убытков. Поэтому на практике привлечение к административной ответственности обычно является лишь первым шагом в многоходовой операции по взысканию убытков с нарушителя в пользу правообладателя товарного знака. Смысл первого шага в том, чтобы доказать факт нарушения, который уже не потребуется устанавливать в гражданском процессе, а нужно будет только обосновать размер гражданско-правовой ответственности в виде возмещения убытков или выплате компенсации.

Иск о незаконном использовании товарного знака

Правообладатель товарного знака имеет полное право как разрешить, так и запретить любым другим лицам использовать свой товарный знак. При этом следует подчеркнуть, что отсутствие запрета со стороны правообладателя ни в коем случае нельзя расценивать как согласие (разрешение). Другие лица не могут использовать товарный знак без согласия правообладателя (п. 1 ст. 1229 ГК РФ).

В соответствии со ст. 1515 ГК РФ товары, этикетки, упаковки товаров, на которых незаконно размещены товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение, являются контрафактными.

Если такое нарушение имеет место, то владелец товарного знака имеет право потребовать у нарушителя уничтожить товар за его (нарушителя) счет или же, как минимум, удалить товарный знак с любых предметов и материалов, на которых он незаконно присутствует. Например, товарный знак должен быть удален из документов на оказание услуг, рекламных буклетов, с вывесок и т.д.

Правообладатель товарного знака также имеет право предъявить иск, в котором может требовать от нарушителя либо возмещения убытков, либо выплаты компенсации, каковая может быть следующих видов:

· в размере от 10 тыс. до 5 млн рублей;

· в двукратном размере стоимости товаров, на которых незаконно размещен товарный знак.

Взыскание компенсации за незаконное использование товарного знака (судебная практика)

Как правило, владельцы товарного знака, чье право было нарушено, требуют взыскания компенсации. Это обусловлено тем, что доказать размер понесенных убытков куда более сложно, несмотря на то, что сам факт сомнения не вызывает и является доказанным.

Как вы видите, «разброс» размера компенсации (от 10 тыс. до 5 млн рублей) весьма значителен, но не следует думать, что суд будет руководствоваться только аппетитом правообладателя. В каждом конкретном случае суд принимает во внимание как характер нарушения, так и все обстоятельства дела, и уже на основании определяет размер компенсации.

Согласно п. 43.2 постановления Пленума Верховного Суда РФ № 5, Пленума ВАС РФ № 29 от 26.03.2009 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» размер подлежащей взысканию компенсации должен быть судом обоснован. При определении размера компенсации учитываются такие факторы, как:

· характер имеющегося нарушения;

· срок незаконного использования товарного знака;

· степень вины лица, нарушившего права владельца товарного знака;

· однократность или многократность нарушения;

· возможные убытки владельца товарного знака.

Решение принимается исходя из принципов разумности и справедливости, а также соразмерности компенсации последствиям нарушения.

Поскольку возмещение убытков правообладателю должно быть соразмерно понесенному им ущербу и не должно являться способом обогащения за счет нарушителя, присутствует возможность снижения суммы компенсации, указанной владельцем товарного знака в исковом заявлении, по решению суда.

Выводы

Итак, незаконное использование товарного знака предполагает сразу несколько видов юридической ответственности.

Важно учесть тот факт, что гражданская ответственность наступает без вины (умысла) нарушителя, то есть даже в ситуации, когда нарушитель не предполагал, что использует чужой товарный знак.

Гражданско-правовая ответственность позволяет компенсировать материальный ущерб, понесенный правообладателем товарного знака.

Анализ судебной практики позволяет сделать вывод, что, хотя встречаются случаи назначения максимальной компенсации в размере 5 млн руб., все же остается устойчивой тенденция к снижению размера компенсации.

Видео (кликните для воспроизведения).

Если у вас возникли дополнительные вопросы, связанные с незаконным использованием товарного знака, вы можете задать их нашим юристам, воспользовавшись специальной формой на сайте.

Источники


  1. Подхолзин, Б.А. Договоры, обязательства, сделки. Юридический комментарий. Судебная практика. Образцы договоров / Б.А. Подхолзин. — М.: Ось-89, 2014. — 350 c.

  2. Омельченко, О. История политических и правовых учений. История учений о государстве и праве; М.: Эксмо, 2011. — 576 c.

  3. Чучаев, А. И. Нотариальная деятельность как объект уголовно-правовой охраны (de lege lata и de lege ferenda) / А.И. Чучаев, О.В. Филипова. — М.: Проспект, 2016. — 116 c.
  4. Понасюк А. М. Медиация и адвокат. Новое направление адвокатской практики; Инфотропик Медиа — М., 2012. — 370 c.
  5. Панов, А. Б. Административная ответственность юридических лиц / А.Б. Панов. — М.: Норма, 2013. — 192 c.
Использование товарного знака без разрешения
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here