Гонорар успеха судебная практика

Описание страницы: гонорар успеха судебная практика - 2020 ujl от профессионалов для людей.

ул. Ленина 28, Цимлянск, Ростовская область.

Наша почта:

[email protected]

График работы

Пн-Пт: 9.00 до 17.00

27.09.2019 г. Верховный суд узаконил гонорар успеха

Верховный суд вынес отказное определение по спору юридической компании с клиентом, касающемуся возможности взыскания гонорара успеха. Фактически это означает признание законной такой формы вознаграждения.

Вопрос о возможности выплаты юристам гонорара успеха широко обсуждается в адвокатском сообществе. В понедельник, 30 сентября, это обсудят на рабочей группе в Госдуме, заявлял Павел Крашенинников, председатель комитета Госдумы по государственному строительству и законодательству. В ходе недавней пресс-конференции он заявил, что поддерживает законодательное закрепление возможности такой выплаты для юридического представителя. А эксперты уверены, что это может стать одним из двигателей института групповых исков, который заработает в России с 1 октября («На грани банкротства: чем российским корпорациям грозят коллективные иски»).

Однако заказчики не заплатили юристам, а когда те пошли в суд, чтобы добиться согласованной выплаты, ссылались на ничтожность пункта договора, предполагающего выплату гонорара успеха. В частности, они аргументировали свою позицию п. 3.3 Постановления Конституционного суда № 1-П от 23 января 2007 года, где указано, что стороны договора возмездного оказания услуг не вправе обуславливать выплату вознаграждения принятием конкретного судебного решения по делу, но при этом вправе исчислять размер вознаграждения в процентах от цены иска. В первой инстанции, АС Челябинской области, судья Ирина Костарева признала, что аргумент несостоятельный.

«Спорный пункт договора не обуславливает выплату вознаграждения принятием конкретного судебного решения. Он предусматривает выплату вознаграждения от суммы, взысканной на основании решения суда в пользу заказчика, или от суммы, отраженной в достигнутом мировом соглашении», — объясняет судья в решении.

[3]

Если в договоре есть пункт о том, что вознаграждение исчисляется в процентах от взысканной суммы,это не противоречит выводам Конституционного Суда, делает вывод судья Костарева.

Также в решении указано, что ответчик не учел позицию президиума ВАС в отношении условного вознаграждения, которая развивала применение в арбитражных спорах позиции КС*. В нем говорится, что российские законы не устанавливают специальных требований к условиям о выплате вознаграждения исполнителю в договорах возмездного оказания услуг. В Постановлении № 16291/10 от 04 февраля 2014 года ВАС также указывает, что законодательство Российской Федерации не устанавливает каких-либо специальных требований к условиям о выплате вознаграждения исполнителю в договорах возмездного оказания услуг. А значит стороны такого договора вправе согласовать выплату вознаграждения исполнителю в различных формах, согласующихся с принципами российского права. Недопустимым считается только то вознаграждение, которое исполнитель получил без совершения определенных действий — только в зависимости от исхода дела. А если исполнитель действительно оказывал юруслуги, указанные в договоре, то ситуация иная.

Еще одно обоснование возможности гонорара успеха указано в п. 6 Информационного письма Президиума ВАС РФ № 121 от 05.12.2007 г., говорится в решении АС Челябинской области. Там также говорится, что определить размер вознаграждения юриста можно разными способами — в том числе в виде процента от цены иска. Позже возможность премирования представителя за успешное ведение дела поддержал и Верховный суд (Определение ВС от 26 февраля 2015 года № 309-ЭС14-3167).

Довод ответчика о том, что вознаграждение слишком завышено, судья тоже сочла необоснованным — здесь действует свобода договора. В итоге иск удовлетворили полностью, взыскав с ответчика основной докг — 732000 руб, а также неустойку. В общей сложности взыскание составило почти 900000 руб.Решение устояло еще в двух инстанциях — 18-м ААС и АС Уральского округа.

Окончательное решение вынес Верховный суд: 26 сентября ВС отказался передать жалобу на рассмотрение коллегии (дело № А76-26478/2018). Евгений Лысенко, управляющий партнер юридической компании «LEX UNIT» и директор фирмы-истца, считает, что позиция ВС окончательно узаконила гонорар успеха.

Полагаем, что это делает «гонорар успеха» полностью легитимным и подлежащим правовой защите в случае спора с клиентом. Наконец-то Верховный Суд поставил точку в вопросе правомерности гонорара успеха. Это делает правосудие доступнее и мотивирует юристов работать на качественный результат, а не на процесс.

Евгений Лысенко, управляющий партнер юридической компании «LEX UNIT».

До настоящего момента отсутствовала однозначная положительная судебная практика, говорит Лысенко. Но в нынешнем споре суды всех инстанций четко дали правовое обоснование законности взыскания гонорара успеха, что, можно надеяться, приведет к единообразию практики по этому вопросу.

«Мы полагаем, что принцип эстоппель, обязанность надлежащего исполнения заключенного договора, возможность заключать сделки под отлагательным условием будут действовать и в отношении добросовестных юристов, а не только их клиентов. При этом грамотная позиция судов не исключает отказа в удовлетворении требований о взыскании гонорара успеха представителям, которые фактически не оказывали услуг и претендуют на гонорар исключительно в связи с положительным решением для клиента.», — отмечает Лысенко.

«Гонорар успеха» для юриста законен, но только в сочетании с фиксированной ставкой

Расходы на услуги юриста-представителя можно взыскать со стороны, проигравшей дело в суде, даже если речь идет о так называемом «гонораре успеха». Главное, чтобы стоимость юридических услуг не ставилась полностью в зависимость от исхода спора. Вероятность положительного решения и размер взыскиваемых сумм будет зависеть от навыков и знаний представителя, который, как любой юрист, вправе рассчитывать на премию (постановление Президиума ВАС РФ от 04.02.2014 № 16291/10 по делу № А40-91883/08-61-820).

Закрытое акционерное общество обратилось в суд с иском к открытому акционерному обществу как поручителю о взыскании задолженности. В ходе судебного процесса интересы ответчика (далее также — доверитель) представляла юридическая компания, которая на основании договора об оказании юридической помощи обязалась провести правовой анализ материалов дела, представлять доверителя в арбитражных судах всех инстанций до момента вынесения окончательного судебного акта по делу. В договоре был установлен «гонорар успеха» в размере 100 000 евро в случае благоприятного для доверителя исхода дела.

Читайте так же:  Возмещение расходов конкурсному управляющему

Дело затянулось почти на три года, в течение которых представитель ответчика не менялся. Общая стоимость услуг представителя составила свыше 9,5 млн руб., которую доверитель полностью оплатил.

В итоге дело было прекращено, а ответчик обратился в суд с заявлением о взыскании с истца судебных расходов.

Суд первой инстанции частично удовлетворил заявление, взыскав с истца 8 млн руб. Он указал, что расходы были подтверждены копиями счетов, актов оказанных услуг с детализацией фактически затраченного представителем времени, его почасовой ставки и командировочных расходов, связанных с ведением дела, а также заверенными копиями платежных поручений с отметками банка об исполнении.

Судебный акт о прекращении производства по делу был вынесен в пользу ответчика (ст. 110 АПК РФ). И для возмещения судебных расходов требовалось подтвердить, что он их действительно осуществил.

Независимо от способа определения размера вознаграждения суд, взыскивая фактически понесенные судебные расходы, оценивает их разумные пределы и принимает во внимание иные существенные обстоятельства (п. 20 информационного письма ВАС РФ от 13.08.2004 № 82, п. 3, 6 информационного письма Президиума ВАС РФ от 05.12.2007 № 121).

Суд посчитал чрезмерным количество часов, указанное в актах оказанных услуг на участие представителя в судебных заседаниях, которое превышало время проведения заседаний, указанное в протоколах. В обоснование почасовых ставок юристов представителя ответчик предоставил справки о почасовых ставках юристов. Факт оплаты ответчиком услуг был подтвержден документально, как и командировочные расходы пред­­ставителя.

Суд апелляционной инстанции оставил в силе определение нижестоящего суда. Но суд округа изменил принятые по делу судебные акты, снизив сумму на размер «гонорара успеха» представителя.

[2]

Конституционный суд РФ признал положения о выплате вознаграждения по договору возмездного оказания услуг не противоречащими Конституции РФ как не предполагающие удовлетворение требования исполнителя (в нашем случае представителя ответчика), если размер данного вознаграждения поставлен в зависимость от судебного решения, которое будет принято в будущем (п. 1 ст. 779, п. 1 ст. 781 ГК РФ, постановление КС РФ от 23.01.2007 № 1-П).

Достижение результата, ради которого заключался договор возмездного оказания юридических услуг (между ответчиком и его представителем), не включено федеральным законодателем в понятие предмета этого договора. Более того, в системе действующего правового регулирования судебное решение не может выступать предметом какого-либо договора (ст. 432 ГК РФ). Следовательно, включение в текст договора условия о «гонораре успеха» означало введение иного, не предусмотренного законом предмета договора.

Не было учтено, что по смыслу п. 1 ст. 423 ГК РФ плата по договору за оказание правовых услуг, как и по всякому возмездному догово­ру, производится за исполнение конкретных обязанностей.

Кроме того, необоснованность выплаты «гонорара успеха» за счет проигравшей стороны подтверждается практикой, в частности, вышеуказанным постановлением Конституционного суда РФ и Определением ВАС РФ от 08.11.2011 № ВАС-13942/11.

Президиум ВАС РФ отменил вынесенные определение и постановления и направил дело на новое рассмотрение.

Граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Его условия определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (п. 1, 4 ст. 421 ГК РФ).

Законодательство РФ не устанавливает каких-либо специальных требований к условиям о выплате вознаграждения исполнителю в договорах возмездного оказания услуг. Следовательно, стороны договора возмездного оказания услуг, в том числе и заключенного между ответчиком и его представителем, вправе согласовать выплату вознаграждения исполнителю в различных формах (в зависимости от фактически совершенных исполнителем действий или от результата действий исполнителя), если такие условия не противоречат основополагающим принципам российского права (публичному порядку РФ).

По мнению судей, удовлетворение требования о компенсации «гонорара успеха», установленного в договоре об оказании платной правовой помощи исключительно в зависимости от факта принятия положительного для стороны (в нашем случае — ответчика) решения суда без совершения определенных действий или осуществления определенной деятельности со стороны исполнителя (представителя ответчика), противоречит публичному порядку. Такое решение расходится с основными началами гражданского законодательства, допускающего свободу договора в определении любых условий договора, если они не противоречат закону.

Кассационная инстанция при снижении взыскиваемых судебных расходов не учла критерий разум­ности взыскания таких расходов. В частности, не дала оценку качеству оказанных представителем услуг, его знаниям и навыкам. В то время как они способствуют обеспечению возможности для лиц, занимающихся профессиональным представительством, на получение выплат премиального характера за успешное выполнение заданий на равных условиях с лицами, работающими по трудовому договору или контракту госслужащего и имеющих потенциальную возможность премирования.

Кроме того, в соответствии все с тем же принципом разумности суд вправе отнести все судебные расходы по делу на лицо, злоупотреб­ляющее своими процессуальными правами или не выполняющее своих процессуальных обязанностей, если это привело к срыву судебного заседания, затягиванию судебного процесса, воспрепятствованию рассмотрения дела и принятию законного и обоснованного судебного акта.

В такой ситуации вывод суда кассационной инстанции о неразум­ности отнесения на истца компенсации «гонорара успеха» представителя ответчика как обус­ловленного исключительно вынесением положительного судебного акта в пользу доверителя сделан без оценки обстоятельств фактического оказания услуг, соразмерности вознаграждения их качеству и профессиональному уровню лиц, их оказавших, а также обстоятельств злоупотребления процессуальными правами со стороны истца.

В деле имеется оговорка о возможности пересмотра дела по новым основаниям на основании п. 5 ч. 1 ст. 311 АПК РФ.

Верховный Суд Российской Федерации: выплаты «гонораров успеха» представителям больше не относятся к судебным расходам

Д.А. Ястребов,

главный научный консультант компании «Юридическая служба столицы», кандидат юридических наук

Анализируются позиции высших судов по вопросу выплаты вознаграждения адвокату по результатам дела — «гонорара успеха». Автор высказывает опасение, что позиция Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ может способствовать появлению фиктивных услуг, оказываемых по договору на оказание юридических услуг.

Ключевые слова: договор на оказание юридических услуг, судебные расходы, вознаграждение, гонорар успеха.

Одним из способов оплаты услуг адвоката является получение вознаграждения в зависимости от результата по делу. Такой способ оплаты получил наименование «гонорар успеха» (условная оплата).

При этом стоит различать проблему допустимости «гонорара успеха» и возможность его выплаты в качестве компенсации судебных расходов на представителя. Не производя никаких первоначальных финансовых затрат, клиент получает возможность защитить или восстановить свое право. Для юриста же «гонорар успеха» служит действенным методом привлечения и удержания своих клиентов.

Читайте так же:  Оплата труда в праздничные дни

«Гонорар успеха» представляет собой денежную сумму, выплачиваемую представителю доверителем за оказанные юридические услуги в случае принятия положительного для доверителя решения суда, в дополнение к сумме основного вознаграждения представителя. Такая форма оплаты в большей степени стимулирует исполнителя к достижению именно того результата, который необходим клиенту.

Однако использование «гонорара успеха» может повлечь за собой негативные последствия как правового, так и экономического свойства. Сама суть «гонорара успеха» предполагает и риск неполучения этого гонорара. В случае неудачи на какой-нибудь из стадий реализации проекта по предоставлению интересов в суде представитель может остаться без своего гонорара, даже если эта неудача произошла не по его вине.

Возможность ставить размер вознаграждения представителя в суде в зависимость от результатов, полученных по делу с его участием, обсуждается давно, точнее, в 90-х годов прошлого века. Тогда, обобщая отечественную практику исполнения договоров на оказание юридических услуг, Высший Арбитражный Суд Российской Федерации прямо заявил, что нельзя удовлетворять требования исполнителя о выплате вознаграждения, если договором факт выплаты гонорара был поставлен в зависимость от будущего решения суда или иного органа (см.: п. 2 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 29 сентября 1999 г. № 48). И это было первым шагом к ограничению уже распространенной в то время практики дополнительного вознаграждения представителя по результатам рассмотрения дела. Однако существенного влияния на правовую практику это письмо не оказало: договоры на оказание юридических услуг с условием о «гонораре успеха» по-прежнему заключались.

В 2007 году Конституционный Суд РФ посчитал, что деятельность государственных органов «не может быть предметом частноправового регулирования», а достижение конкретного результата не входит в предмет договора на оказание юридических услуг. Таким образом, плата по договору производится за исполнение обязанностей юриста, а не за судебное решение того или иного содержания (см.: Постановление КС РФ от 23 января 2007 г. № 1-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 1 статьи 779 и пункта 1 статьи 781 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами общества с ограниченной ответственностью «Агентство корпоративной безопасности» и гражданина В.В. Макеева»). При этом председательствовавший в заседании КС РФ по данному делу судья Н.С. Бондарь в своем мнении отметил правовую целесообразность специального правового регулирования юридических услуг с использованием института условного вознаграждения («гонорара успеха»), чего до сих пор не было сделано.

ВАС РФ в конце 2007 года, рассматривая вопрос возмещения судебных расходов на представителя, частично скорректировал свою позицию относительно «гонорара успеха», особо подчеркнув, что «гонорар успеха» взыскивается с проигравшей стороны, но только в разумных пределах (см.: п. 6 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 5 декабря 2007 г. № 121).

В итоге нижестоящие суды условно разделились на две группы. Одни суды отказывались признавать условное вознаграждение (см.: постановление ФАС Дальневосточного округа от 19 февраля 2013 г. № Ф03-136/2013 по делу № А51-3114/1999; постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 3 июля 2013 г. № Ф04-5985/12 по делу №А45-10408/2012; постановление ФАС Московского округа от 3 июля 2013 г. по делу № А40-14153/11-14-116). Другие суды присуждали взыскать «гонорар успеха» с проигравшей стороны, но при условии его разумности и обоснованности (см.: постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 4 февраля 2014 г. № Ф04-4/11 по делу № А70-3375/2010; постановление ФАС Северо-Западного округа от 17 мая 2010 г. № Ф07-3030/2010 по делу № А56-37142/2009).

ВАС РФ подчеркивал, что, как и прежде, считает «гонорар успеха» незаконным, но при условии, что его выплата обусловлена исключительно результатом рассмотрения дела – вне зависимости от труда исполнителя. То есть в предмете договора на оказание юридических услуг внимание с действий соответствующего государственного органа было перенесено на усилия представителя. ВАС РФ использовал и другой важный аргумент: оценивать стоит не только объем действий представителя, но и качество его услуг, в том числе знания и навыки, которые демонстрировал представитель, основываясь, в частности, на таких критериях, как:

знание законодательства и судебной практики;

владение научными доктринами;

знание тенденций развития правового регулирования спорных институтов в отечественной правовой системе и правовых системах иностранных государств;

международно-правовые тенденции по спорному вопросу.

Видео (кликните для воспроизведения).

Данный перечень, касающийся квалификации представителя, должен был способствовать повышению качества профессионального представительства в судах и эффективности защиты нарушенных прав.

Впоследствии ВАС РФ дополнительно разъяснял, что в законодательстве не установлены какие-либо специальные требования к условиям выплаты вознаграждения исполнителю по договору возмездного оказания услуг. Поэтому стороны договора вправе согласовать выплату вознаграждения исполнителю в различных формах, в том числе в зависимости от фактически совершенных им действий либо в зависимости от результата этих действий. Главное, чтобы в таком случае не нарушалось общее правило о разумности размера вознаграждения представителя. Такая правовая позиция содержалась в постановлении Президиума ВАС РФ от 4 февраля 2014 г. № 16291/10.

В 2015 году Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ рассмотрела два дела, в которых ставился традиционный вопрос о возмещении в составе судебных расходов «гонорара успеха» представителя. Позиция ВС РФ: возмещение стороне уплаченного представителю гонорара успеха может иметь место только в том случае, если такое вознаграждение было обусловлено оказанием новых услуг помимо тех, которые уже были указаны в договоре. Если же уплата вознаграждения была поставлена в зависимость исключительно от положительного итога рассмотрения дела и не была обусловлена оказанием новых услуг (помимо тех, которые уже были учтены в договоре), то такого рода выплаты не являются судебными издержками. Судебная коллегия ВС РФ обосновала это тем, что в данном случае сторона фактически выплачивает своему представителю премию за ведение дела в суде и размер такой премии установлен в соглашении доверителя и представителя. Однако результат такого соглашения клиента и представителя не может быть взыскан в качестве судебных расходов с процессуального оппонента клиента, который стороной указанного соглашения не является. (подробнее см.: определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 26 февраля 2015 г. № 309-ЭС14-3167).

В конце мая 2015 года на рассмотрение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ попало очередное дело о взыскании судебных расходов, где уплата представителю премии за разрешение дела в пользу доверителя не обусловлена оказанием новых услуг помимо тех, которые учтены в иных пунктах договора, и поставлена в зависимость исключительно от положительного итога рассмотрения дела.

Читайте так же:  Отсрочка в армию

По мнению ВС РФ, спорная сумма по существу является вознаграждением, которое уплачивается за уже оказанные и оплаченные услуги представительства, и только в случае, если они привели к удовлетворению заявленных истцом требований. Данное вознаграждение не подразумевает, что представитель совершит какие-либо дополнительные действия, окажет дополнительные услуги либо осуществит иное встречное предоставление в рамках договора на оказание юридической помощи. По существу данное вознаграждение является своего рода премированием представителей. Сумма указанной премии зависит от соглашения, которое достигнуто между сторонами и отражено в договоре на оказание юридических услуг. Однако результат такого соглашения клиента и представителя («гонорар успеха») не может быть взыскан в качестве судебных расходов с процессуального оппонента клиента, который стороной указанного соглашения не является (см.: определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 25 мая 2015 г. № 302-КГ15-2312).

Итак, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ подтвердила свою новую позицию, которую впервые высказала в феврале 2015 года: «гонорар успеха» нельзя взыскать в составе судебных расходов, если эта часть вознаграждения была поставлена в зависимость исключительно от положительного результата рассмотрения дела и не была обусловлена оказанием новых услуг (помимо тех, которые уже были учтены в договоре). При этом не имеет существенного значения тот факт, что сам по себе размер «гонорара успеха» либо общая сумма вознаграждения представителя не превышает разумных пределов.

Однако не исключено, что это может привести (впрочем, уже и приводит) к тому, что судебные юристы начнут придумывать всевозможные фиктивные услуги, с тем чтобы подвести под «гонорар успеха» требуемое судом «разумное основание».

Гонорар успеха. Как суды стали относиться к вознаграждению, которое нужно заплатить юристу после завершения судебного процесса?

Недавно стали появляться сообщения о том, что Верховный суд легализовал гонорар успеха (Определение ВС РФ от 26.09.2019 № 309-ЭС19-14931 по делу № А76-26478/2018), а Госдума готовится законодательно разрешить адвокатам включать в договоры об оказании юридической помощи условия о вознаграждении, которое зависит от результата оказания услуг (законопроект № 469485-7). Газета «ЭЖ-Юрист» решила разобраться, действительно ли уже можно переходить на включение в договоры условий о дополнительном проценте от взысканной в суде суммы или пока не стоит торопиться.

В 2007 г. Конституционный суд РФ вынес решение, в котором указал, что нельзя включать в договор на оказание юридических услуг вознаграждение, которое зависит от принятия конкретного судебного решения (постановление от 23.01.2007 № 1-П). Несмотря на это, юристы не перестали брать с клиентов гонорар успеха. Это привело к тому, что сейчас крайне сложно предсказать, какой будет результат, если юрист пойдет взыскивать с клиента задолженность в виде вознаграждения по результатам судебного процесса.

Еще больше смуты внесли акты ВС РФ, принятые в сентябре-октябре. В частности, ВС РФ вынес отказное определение, в котором согласился с взысканием с клиента юридической компании 10% от суммы, взысканной на основании решения суда в пользу заказчика (дело № А76-26478/2018, по иску ООО «Центр защиты коммерческой тайны „Инфотайн“»). В двух других случаях суды тоже взыскали с клиента аналогичное вознаграждение, но ВС РФ отправил дела на новое рассмотрение (дело № 78-КФ19-771 по иску ООО Юридическая фирма «ЛексТерра» и дело № А40-154909/2015 с участием МКА «Кворум»).

Вознаграждение для ООО «Центр защиты коммерческой тайны „Инфотайн“»

Судебным актом, который многие посчитали легализацией гонораров успеха, является Определение ВС РФ от 26.09.2019 № 309-ЭС19-14931 по делу № А76-26478/2018. В нем ВС РФ отказал в передаче дела на рассмотрение экономической коллегии ВС РФ. Тем самым он согласился с нижестоящими судами, которые взыскали с клиента в пользу юридической компании 10% от суммы, взысканной на основании решения суда в пользу клиента по результатам работы юристов.

Однако это всего лишь отказное определение ВС РФ и из него не следует, что ВС РФ легализовал гонорары успеха. Но, возможно, для формирования судебной практики оно сыграет большую роль.

Суд первой инстанции взыскал с заказчика в пользу юридической компании задолженность в размере 10% от взысканной в суде суммы. Он указал, что условие договора о взыскании вознаграждения не зависело от принятия конкретного судебного решения. Оно предусматривало выплату вознаграждения от суммы, взысканной на основании решения суда в пользу заказчика, или от суммы, отраженной в достигнутом мировом соглашении. Суд отметил, что формулировки договора об исчислении вознаграждения в процентах от взысканной суммы, об основаниях для выплаты вознаграждения не противоречат выводам КС РФ. Также первая инстанция сослалась на позицию Президиума ВАС РФ, изложенную в постановлении № 16291/10 от 04.02.2014: законодательство РФ не устанавливает каких-либо специальных требований к условиям о выплате вознаграждения исполнителю в договорах возмездного оказания услуг.


Следовательно, стороны такого договора вправе согласовать выплату вознаграждения исполнителю в различных формах (в зависимости от фактически совершенных исполнителем действий или от результата действий исполнителя), если такие условия не противоречат основополагающим принципам российского права (публичному порядку РФ). Президиум ВАС РФ признает противоречащими публичному порядку положения договоров возмездного оказания услуг о выплате вознаграждения исключительно в зависимости от факта принятия положительного для стороны арбитражного спора решения без совершения определенных действий или осуществления определенной деятельности со стороны исполнителя.

Апелляция и кассация оставили это решение без изменения. ВС РФ с ними согласился и отказался передать жалобу на рассмотрение судебной коллегии ВС РФ. Он учел, что целью заключения договора являлось получение правовых услуг в целях взыскания убытков заказчиком, цель была достигнута благодаря юридическим услугам, оказанным юридической компанией, а, подписывая договор, заказчик согласился с его условиями, в том числе с размером и порядком расчетов за оказанные услуги.

Гонорар юридической фирмы «ЛексТерра»

Еще одно дело в отношении гонорара успеха рассматривалось в судах общей юрисдикции и тоже дошло до ВС РФ (30.09.2019, дело № 78-КФ19-771). Юрфирма «ЛексТерра» заключила с клиентом-физлицом договор, по которому она обязалась оказать юридические услуги, в том числе услуги по представительству в судах по вопросу взыскания долга по договору займа. По условиям договора аванс составил 480 000 руб. Далее клиент должен был оплачивать ежемесячно 50 000 руб., а по окончании оказания услуг — премию в размере 10% от суммы, взысканной в пользу заказчика. Суд вынес решение в пользу клиента. Но клиент отказался выплатить юрфирме 10% от взысканной суммы. Юрфирма подала иск к клиенту о взыскании задолженности (более 14 млн руб.). Клиент заявил встречный иск с требованием признать ничтожным условие договора о выплате вознаграждения.

Читайте так же:  Иждивенец

Суд первой инстанции взыскал с клиента задолженность и отказал в удовлетворении встречного требования. Он пришел к выводу об отсутствии оснований для признания этого условия договора недействительным, поскольку размер вознаграждения исполнителя и обязанность заказчика по оплате услуг в части выплаты премиального вознаграждения стороны определили при заключении договора путем свободного волеизъявления. Эти условия не были поставлены в зависимость от судебного акта либо решения государственного органа, которые будут приняты в будущем.

Апелляция оставила это решение без изменения. Условия договора не противоречили основополагающим принципам российского права (публичному порядку РФ), требованиям ст. 779, 781 ГК РФ, так как фактически предусматривали обязанность заказчика уплатить исполнителю оставшуюся часть вознаграждения, помимо авансовых платежей, от установленной цены договора. При этом выплата дополнительного вознаграждения была непосредственно связана с действиями юридической компании, а не поставлена исключительно в зависимость от положительного решения суда. Суд также не принял ссылки клиента на то, что право на вознаграждение у юрфирмы могло бы возникнуть только после фактического взыскания в пользу клиента денежных средств в порядке исполнительного производства (то есть суд деньги взыскал, но фактически их получить не удалось). Он указал, что в договоре речь шла о вознаграждении именно после взыскания денег судом, а не после исполнения судебных актов (Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 20.12.2018 по делу № 33-26774/2018).

[1]

ВС РФ направил это дело на новое рассмотрение (полный текст на момент публикации не размещен). Он решил, что надо разобраться, чем являлся платеж в размере 10% от взысканной суммы: гонораром успеха или другим платежом.

Гонорар юристов, представляющих интересы АСВ в банкротных делах

Значимым для практики взыскания гонораров успеха также стало дело № А40-154909/2015, по которому из конкурсной массы юристам заплатили вознаграждение более 312 млн руб.

Московская коллегия адвокатов «Кворум» сопровождала процедуры банкротства Пробизнесбанка. По условиям договора стоимость оказываемых услуг состояла из двух частей: фиксированной — в размере 8,5 млн руб. в месяц и переменной — в размере 15% от фактического поступления денег в пользу банка. Кредитор банка подал иск о признании незаконными действий Агентства по страхованию вкладов (как конкурсного управляющего) по перечислению гонорара успеха юристам из конкурсной массы. Он считал, что вознаграждение в размере 15% от фактически поступивших в конкурсную массу банка денежных средств является гонораром успеха, что недопустимо в процедурах банкротства. Суды трех инстанций отказали в иске. Они исходили из того, что расходы на привлечение специалистов для оказания правовой помощи в деле о банкротстве были внесены в смету текущих расходов банка, смета была утверждена комитетом кредиторов, решение которого не было оспорено. Значительный размер израсходованных средств на оплату оказанных услуг был обусловлен большим объемом работ и сложностью задач по правовому сопровождению ликвидационных процедур.

Суды отклонили довод о квалификации этой части вознаграждения как «гонорара успеха», поскольку его выплата не зависела от принятия судом положительного решения в пользу банка. Суды признали, что дополнительное вознаграждение является допустимой частью договора об оказании юридических услуг и является вознаграждением, уплачиваемым за уже оказанные услуги и только в случае пополнения конкурсной массы банка, то есть признается фактическим премированием адвокатов.

ВС РФ рассмотрел это дело 07.10.2019 и направил его на новое рассмотрение (полный текст на момент публикации не размещен). При пересмотре суду придется решить, сколько денег теперь нужно вернуть в конкурсную массу.

Адвокатам могут разрешить гонорар успеха

Вопрос о праве на включение в договор гонорара успеха сейчас рассматривается и законодателями. Еще в 2018 г. в Госдуму был внесен законопроект № 469485-7 «О внесении изменений в Федеральный закон „Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации“», в нем предлагались поправки, в том числе по поводу гонорара успеха.

Госдума приняла этот законопроект в первом чтении 10.01.2019, но с условием, что будут подготовлены поправки. Пресс-служба Комитета Государственной Думы по государственному строительству и законодательству сообщила, что 1 октября 2019 г. состоялось очередное заседание Рабочей группы по совершенствованию законодательства о судоустройстве и процессуального законодательства, созданной по распоряжению Администрации Президента РФ. Эта рабочая группа поддержала предложение ввести «гонорар успеха» для адвокатов, то есть условие соглашения, согласно которому размер или выплата доверителем вознаграждения ставится в зависимость от результата оказания адвокатом юридической помощи.

Адвокат вправе в соответствии с правилами, установленными советом Федеральной палаты адвокатов, включать в соглашение об оказании юридической помощи условие, в соответствии с которым размер и (или) выплата доверителем вознаграждения ставится в зависимость от результата оказания адвокатом юридической помощи.

Пункт 5 ст. 1 законопроекта № 469485-7

Таким образом, в данном законопроекте предполагается, что возможность предусматривать в договорах с клиентами гонорар успеха предоставят только адвокатам.

Законность «гонорара успеха»: за и против

Жданова Алена Андреевна – магистрант 1 курса
Института права и предпринимательства
Уральского государственного юридического университета
г. Екатеринбург

К «гонорару успеха» на протяжении истории его развития сохраняется неоднозначное отношение.

Еще в сентябре 1999 года Президиум Высшего Арбитражного суда Российской Федерации выпустил Информационное письмо № 48 «О некоторых вопросах судебной практики, возникающих при рассмотрении споров, связанных с договорами на оказание правовых услуг», в котором разъяснил, что требование исполнителя по договору правовых услуг о выплате условного вознаграждения, то есть поставленного в зависимость от решения суда или государственного органа, которое будет принято в будущем, не подлежит удовлетворению.

23 января 2007 года Конституционный суд РФ поддержал позицию Президиума ВАС РФ по данному вопросу. Суд отметил, что свобода договора имеет объективные пределы. Так, деятельность органов государственной власти и должностных лиц не может быть предметом частноправового регулирования. Кроме того, пунктом 1 статьи 779 Гражданского Кодекса Российской Федерации в качестве предмета договора возмездного оказания услуг указано совершение определенных действий либо деятельности исполнителем и не предусмотрено достижение конкретного результата. Распространяя положения данной статьи на договор оказания юридических услуг, суд разъяснил, что стороны договора не вправе изменять императивное требование закона о предмете договора возмездного оказания услуг, включая в него условие о вознаграждении при достижении результата – вынесения решения судом в пользу заказчика.

Читайте так же:  Нотариус оформление наследства

При этом Конституционным Судом была сделана оговорка: допускается право законодателя установить иное правовое регулирование, в частности в рамках специального законодательства о порядке и условиях реализации права на квалифицированную юридическую помощь. Реализация такого права должна учитывать «конкретные условия развития правовой системы» и исходить «из конституционных принципов правосудия».

В мнениях судьей Конституционного Суда Н.С. Бондаря и Г.А. Гаджиева по вышеуказанному делу также разделяется позиция Конституционного суда, но более мягко. Так, Г.А. Гаджиев считает, что включение в договор об оказании юридических услуг условия о вознаграждении при положительном исходе дела для заказчика может привести к негативным результатам — исполнитель будет достигать результата «любой ценой». При этом судья допускает право на существование «гонорара успеха», но лишь при разумном применении законодателем «различных публично-правовых средств» и лишь по некоторым делам.

Представляет интерес особое мнение судьи Конституционного Суда А.Л. Кононова, в котором резко критикуется подход Конституционного Суда по данному вопросу. А.Л. Кононов отмечает, что постановлением нарушается право на свободу договора. Договор оказания юридических услуг заключается в частноправовом сегменте и не имеет публично-правового значения. Следовательно, ограничение свободы договора (в виде запрета на «гонорар успеха») в публичных интересах не имеет под собой основания. А.Л. Кононов подчеркивает, что такой договор не регулирует деятельность судебных органов, суд не выступает стороной договора или его непосредственным участником, судебное решение невозможно отнести к предмету договора. Автор особого мнения подмечает, что заказчик, обращаясь к исполнителю за оказанием юридических услуг, вполне справедливо ожидает достижения конкретного результата в виде защиты, восстановлении и удовлетворении его имущественных прав. Юридические услуги сами по себе не представляют для него ценности. А.Л. Кононов утверждает, что каждый выигрыш достоин вознаграждения. В данном случае особенно важно то, что исход дела во многом зависит от усилий представителя как весомой составляющей принципа состязательности сторон.

5 декабря 2007 года в Информационном письме Президиума ВАС РФ № 121 «Обзор судебной практики по вопросам, связанным с распределением между сторонами судебных расходов на оплату услуг адвокатов и иных лиц, выступающих в качестве представителей в арбитражных судах» смягчается позиция Высшего Арбитражного Суда по вопросу допустимости «гонорара успеха». Суд разъясняет, что при выплате представителю вознаграждения, обязанность по уплате и размер которого были обусловлены исходом судебного разбирательства, требование о возмещении судебных расходов подлежит удовлетворению с учетом оценки их разумных пределов.

Смягчение позиций по вопросу о возможности включения условий о вознаграждении в случае успешного завершения дела нашло свое отражение и в практике.

К наиболее резонансным делам можно отнести дело N А40-35715/10-141-305 по заявлению «Арудж Холдингз Лимитед» о взыскании с общества с ограниченной ответственностью «Билла» судебных расходов (судьи ВАС РФ вынесли определение об отказе в передаче спора на рассмотрение Президиума ВАС РФ, тем самым подтвердив законность взыскания условного гонорара).

Не смотря на позитивные изменения в этом вопросе на сегодняшний день практика снова пошла по пути отрицания условия о вознаграждении. Проследить данную тенденцию возможно по определениям Верховного Суда Российской Федерации от 17.02.2015 г. № 14-КГ14-19, от 26.02.2015 № 309-ЭС14-3167. В первом случае Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ сослалась на постановление Конституционного Суда РФ от 23.01.2007 г., указав на невозможность взыскания вознаграждения, поставленного в зависимость от решения суда, а также на то, что в данном случае размер вознаграждения должен определяться в порядке, предусмотренном статьей 424 ГК РФ с учетом фактически совершенных исполнителем действий (деятельности). Во втором случае Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ не отрицала возможность заключения соглашения с условием о «гонораре успеха», но не допустила возможность взыскания премии представителя в качестве судебных расходов с проигравшей стороны, так как она не является участником такого соглашения.

Думается, что точка в определении законности «гонорара успеха» еще не поставлена и в ближайшее время возможны новые изменения в данном вопросе. Ведь на практике, как это и было предусмотрено Г.А. Гаджиевым данный инструмент продолжает работать.

Список использованных источников:

Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 29.09.1999 N 48 «О некоторых вопросах судебной практики, возникающих при рассмотрении споров, связанных с договорами на оказание правовых услуг»

Постановление Конституционного Суда РФ от 23 января 2007 г. N 1-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 1 статьи 779 и пункта 1 статьи 781 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами общества с ограниченной ответственностью «Агентство корпоративной безопасности» и гражданина В.В. Макеева»

Определение Высшего Арбитражного Суда РФ от 24 июня 2013 г. N ВАС-12252/11
«Об отказе в передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации»

Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 4 февраля 2014 г. N 16291/10

Определение Верховного Суда Российской Федерации от 17.02.2015 г. № 14-КГ14-19

Определение Верховного Суда Российской Федерации 26.02.2015 № 309-ЭС14-3167.

Видео (кликните для воспроизведения).

Путеводитель по договорной работе. Возмездное оказание услуг. Рекомендации по заключению договора. //СПС КонсультантПлюс

Источники


  1. Морозова, Л. А. Теория государства и права / Л.А. Морозова. — М.: Норма, Инфра-М, 2013. — 464 c.

  2. Тихомиров, М. Ю. Незаконное увольнение. Практическое пособие / М.Ю. Тихомиров. — М.: Издание Тихомирова М. Ю., 2015. — 673 c.

  3. Мархгейм, М. В. Правоведение / М.В. Мархгейм, М.Б. Смоленский, Е.Е. Тонков. — М.: Феникс, 2009. — 416 c.
  4. Правоведение. — М.: КноРус, 2010. — 472 c.
  5. История государства и права России; АСТ, Сова, ВКТ — Москва, 2009. — 395 c.
Гонорар успеха судебная практика
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here